Как Церковь предала монархию в России

Место для бесед о нашей жизни

Как Церковь предала монархию в России

Сообщение Велимир » 09 май 2017, 22:39

Сегодня одуревшие от христианства монархисты, заявляют, что именно церковь должна возвести нового царя на Российский трон. Для этого ни у кого более прав нет. А у церкви, дескать, эти права от Бога!
Для того, чтобы понять и осмыслить духовное право церкви на освящение Российской монархии, следует знать историю вопроса. А именно: церковь спокойно предала последнего царя Николая Второго.
Как известно, царскими боевыми генералами (начальником царского штаба М.И. Алексеевым), генералами и адмиралами - монархистами и националистами 2 (15) марта 1917 года на станции Дно был остановлен царский поезд и эти самые монархисты- националисты жёстко потребовали от Николая Второго отречься от престола. Об этой жестокости, бывший царь-батюшка продолжал плакаться аж в Ипатьевском доме. А нужно было только лишь прямо там, на станции Дно, набить рожи генералам - предателям. Генералы получали бы оплеухи без сопротивления, а Царь, как личность, был бы исторически оправдан.
Николай отрёкся в пользу брата Михаила, так что и цесаревич Алексей лишился какого либо права на царскую власть. Но Михаил в свою очередь отказался от царского венца 3 марта, заявив, что не может принять царство по насилию от заговорщиков, а только из рук народа. Так, в результате интриги царских генералов и адмиралов, (союзников державы: армии и флота) была предана и уничтожена монархия в России.
Адмирал Черноморского флота Колчак - единственный, кто промолчал и не дал прямого согласия на свержение царя. Все остальные телеграфировали, что они "За"!
Спрашивается: какая роль церкви в гибели монархии? Роль пассивная: церковники приняли ситуацию как есть и безоговорочно согласились с новым кесарем - Временным Правительством (они так же быстро соглашались и с Батыем, и с Гитлером - им всё равно с кем). При этом и о присяге царю- батюшке попы сразу же позабыли.



РАССЕКРЕЧЕНЫ ДЕЯНИЯ СОБОРА 1917 ГОДА ПО ВОПРОСУ О ПРИСЯГЕ ГОСУДАРЮ НИКОЛАЮ II И КЛЯТВОПРЕСТУПЛЕНИИ

При обсуждении вопроса о нарушении присяги бывшему государю Императору Николаю II-му нужно иметь в виду, что произошло не отречение Николая II-го, а свержение его с Престола, и не только свержение его, но и самого Престола (принципов: православия, самодержавия и народности). Если бы государь по доброй воле удалился на покой, то тогда не могло бы быть речи о клятвопреступлении, но для многих несомненно, что в акте отречения Николая II-го момента свободной воли не было.

Поместному собору 1917–1918 гг., известному главным образом тем, что на нём в Русской православной церкви (РПЦ) [1] было восстановлено патриаршество, посвящено множество исторической литературы [2]. Однако в отношении вопросов, так или иначе связанных со свержением монархии, позиция Собора продолжает оставаться практически не исследованной. Задача же данной статьи – отчасти восполнить этот пробел.
Поместный собор был открыт в Москве 15 августа 1917 г. Для участия в его работе было избрано и назначено по должности 564 человека: 80 архиереев, 129 лиц пресвитерского сана, 10 дьяконов из белого (женатого) духовенства, 26 псаломщиков, 20 монашествующих (архимандритов, игуменов и иеромонахов) и 299 мирян [3]. Собор работал более года. За этот период состоялись три его сессии: первая – с 15 (28) августа по 9 (22) декабря 1917 г., вторая и третья – в 1918 г.: с 20 января (2 февраля) по 7 (20) апреля и с 19 июня (2 июля) по 7 (20) сентября.

18 августа председателем Собора был избран митрополит Московский Тихон (Беллавин): как архипастырь того города, в котором собрался церковный форум. Сопредседателями (заместителями, или по терминологии той поры – товарищами председателя) из архиереев были избраны архиепископы Новгородский Арсений (Стадницкий) и Харьковский Антоний (Храповицкий), из священников – протопресвитеры Н.А. Любимов и Г.И. Шавельский, из мирян – князь Е.Н. Трубецкой и М.В. Родзянко (до 6 октября 1917 г. – председатель Государственной думы). "Всероссийский" митрополит Владимир (Богоявленский) (в 1892–1898 гг. он был экзархом Грузии, в 1898–1912 гг. – митрополитом Московским, в 1912–1915 гг. – С.-Петербургским, а с 1915 г. – Киевским) стал почётным председателем Собора [4].

Для координации деятельности собора, решения "общих вопросов внутреннего распорядка и объединения всей деятельности" был учреждён Соборный совет, который не прекращал свою деятельность и во время перерывов между занятиями Собора [5].

30 августа в составе Поместного собора были сформированы 19 отделов. Их ведению которых подлежало предварительное рассмотрение и подготовка широкого круга соборных законопроектов. В каждый отдел входили епископы, клирики и миряне. Для рассмотрения узкоспециализированных вопросов названные структурные подразделения собора могли формировать подотделы. Согласно Уставу собора [6], порядок рассмотрения дел на нём был следующим. Для представления своих материалов Собору отделы могли выдвигать одного или нескольких докладчиков. Без поручения или разрешения отдела никакие обсуждавшиеся вопросы не могли быть доложены на соборном заседании. Для принятия соборного постановления, из соответствующего отдела должны были поступить в письменном виде доклад, а также (по желанию участников его заседаний) особые мнения. Заключение отдела следовало излагать в виде предполагаемого соборного постановления. О заседаниях отделов составлялись письменные протоколы, в которых фиксировались время заседания, имена присутствовавших, рассматривавшиеся вопросы, сделанные предложения, постановления и заключения [7].

Поскольку весной-летом 1917 г. духовенством РПЦ в центре (Св. синодом) и на местах (архиереями и различными церковными съездами) так или иначе уже была высказана точка зрения относительно свержения монархии [8], то на Поместном соборе рассмотрение вопросов, связанных с политическими событиями Февральской революции, не было запланировано. На это было обращено внимание православных, приславших в августе-октябре 1917 г. Поместному собору по меньшей мере десяток соответствующих писем. Большинство из них было непосредственно адресовано митрополитам Московскому Тихону и Киевскому Владимиру.

В письмах Собору высказывалось определённое смятение, которое возникло среди мирян после отречения императора Николая II от престола.
Говорилось о неминуемом излиянии на Россию гнева Божьего за свержение монархии и фактическое отвержение православными помазанника Божия.
Собору предлагалось объявить о неприкосновенности личности Николая II, вступиться за находящегося в заточении государя и его семью, а также исполнять положение грамоты Земского собора 1613 г. о необходимости верности народа России династии Романовых. Авторы писем обличали пастырей за их фактическое предательство царя в февральско-мартовские дни 1917 г. и за приветствие различных "свобод", приведших Россию к анархии.
Священнослужители РПЦ призывались к покаянию за свою деятельность по поддержке свержения монархии. Поместному собору излагались настоятельные просьбы разрешить народ России от прежней присяги на верность императору [9].
В марте же 1917 г., как известно, Святейший синод распорядился приводить паству к присяге Временному правительству без освобождения паствы от прежней – верноподданнической, принесённой ранее императору [10].
Таким образом, по мнению авторов писем, над народом России с первых дней весны 1917 г. тяготел грех клятвопреступления. И этот грех нуждался в определённом соборном акте покаяния. Православные просили церковную власть разрешить свою совесть от клятвопреступления.

Однако несмотря на продолжительное время своей работы, Собор не сделал каких-либо ответных действий в отношении упомянутых писем: в протоколах его заседаний об этом никаких сведений не обнаружено. Есть все основания полагать, что митрополиты Тихон и Владимир, посчитав эти письма "неугодными" для оглашения и "неполезными" для обсуждения, положили их, как говорится, "под сукно".

Такая позиция иерархов становится тем более понятной, если учесть, что оба владыки в феврале-марте 1917 г. являлись членами Св. синода, причём митрополит Владимир – первенствующим. А вопросы, поднимаемые в письмах монархистов, так или иначе побуждали к пересмотру и переоценке политической линии Русской церкви в отношении к свержению самодержавия, заданной членами Св. синода в первые дни и недели весны 1917 г.

Всё же одному из писем, подобному упомянутым, на Поместном соборе был дан ход. Оно было написано 15 ноября 1917 г. крестьяном Тверской губернии М.Е. Никоновым и адресовано архиепископу Тверскому Серафиму (Чичагову). Письмо начиналось словами: "Высокопреосвященнейший Владыко, прошу Вашего Святительского благословения для передачи сего послания Святейшему Всероссийскому Собору". Таким образом, фактически оно являлось посланием Поместному собору. Владыка Серафим, соответственно, и вынес его на рассмотрение высшего органа Русской церкви.

В письме М.Е. Никонова среди прочего содержались и оценки действий иерархии в период Февраля 1917-го. Автор говорил: "[…] Нам думается, что Святейший Синод сделал непоправимую ошибку, что преосвященные [11] пошли навстречу революции. Неведомо нам сей причины. Страха ли ради Иудейска [12]? Или по влечению своего сердца, или по каким-либо уважительным причинам, но всё-таки поступок их в верующих произвёл великий соблазн, и не только в православных, но даже в среде старообрядцев. Простите меня, что коснулся сего вопроса – не наше дело о том обсуждать: это дело Собора, я только поставил на вид народное суждение. В среде народа такие речи, что якобы поступком Синода [13] многие здравомыслящие люди введены в заблуждение, а также многие и в среде духовенства. […] Православный русский народ уверен, что Святейший Собор в интересах Святой матери нашей церкви, отечества и Батюшки Царя, самозванцев и всех изменников, поругавшихся над присягой, предаст анафеме и проклятию с их сатанинской идеей революции.
И Святейший Собор укажет своей пастве, кто должен взять кормило правления в великом Государстве. […] Не простая же комедия совершаемый акт Священного Коронования и помазания Святым миром царей наших в Успенском Соборе [Московского Кремля], принимавших от Бога власть управлять народом и Тому Единому отдавать ответ, но никак не конституции или какому-то парламенту".

Оканчивалось послание словами: "Всё вышеизложенное, что здесь написал, не моё только личное сочинение, но голос православно-русского народа, стомиллионной деревенской России, в среде которого нахожусь я" [14].

Письмо было передано владыкой Серафимом в Соборный совет, на котором оно было рассмотрено 23 ноября (через патриарха Тихона). "Послание" было охарактеризовано как "…о предании анафеме и проклятию всех изменников родины, надругавшихся над присягой, совершивших клятвопреступление и о принятии мер к побуждению пастырей Церкви соблюдать требования церковной дисциплины". Соборный совет препроводил "Послание" для рассмотрения в отдел "О церковной дисциплине" [15]. Председателем этого отдела в то время был митрополит Киевский Владимир, 25 января 1918 г. убитый в Киеве неустановленными людьми (не без содействия насельников Киево-Печерской лавры) [16].

Приблизительно через два месяца после опубликования советского декрета "Об отделении церкви от государства и школы от церкви" от 20 января (2 февраля) 1918 г. [17], в рамках соборного отдела "О церковной дисциплине" было создано специальное структурное подразделение – IV подотдел. В его задачу входило рассмотрение нескольких вопросов, первым из которых – "О присяге Правительству вообще и бывшему Императору Николаю II-му в частности" [18]. 16 (29) марта 1918 г. в московском епархиальном доме состоялось первое, организационное заседание этого подотдела. Помимо его председателя – протоиерея Д.В. Рождественского и секретаря В.Я. Бахметьева присутствовало ещё 6 человек. Второе (первое рабочее) заседание подотдела проходило 21 марта (3 апреля) 1918 г. На нём присутствовало 10 лиц духовного и мирского званий [19]. Был заслушан написанный ещё 3 октября 1917 г. доклад отделу "О церковной дисциплине" священника Василия Беляева – члена Поместного собора по избранию от Калужской епархии. В нём затрагивались по существу те же проблемы, что и в письме М.Е. Никонова: о присяге и клятвопреступлении православных в феврале-марте 1917 г. Доклад был следующего содержания:

"Революцией вызваны такие явления, которые, оставаясь в плоскости церковно-гражданской, крайне смущают совесть верующих.
К таким явлениям в первую очередь нужно отнести присягу на верноподданство бывшему императору Николаю II. Что этот вопрос действительно волнует совесть верующих и ставит в тяжёлое положение пастырей, видно хотя бы из следующих фактов.


К пишущему эти строки в первой половине марта месяца [1917 года] обратилась одна из учительниц земских школ с требованием категорического ответа на вопрос, свободна ли она от присяги, данной императору Николаю II. Если не свободна, то просит освободить с тем, чтобы ей была дана возможность с спокойной совестью работать в новой России.
В мае месяце пишущий эти строки имел публичный разговор с одним из старообрядцев, который всех православных называл клятвопреступниками за то, что они, не будучи освобождены от присяги императору Николаю II, признали Временное правительство.
Наконец, в сентябре месяце автору доклада поступило от одного из священников следующее письмо: "Смею обратиться к вам, как делегату нашей епархии, нельзя ли Вам возбудить вопрос пред членами Собора об освобождении православных верующих от присяги, данной Николаю II при вступлении его на престол, так как истинно верующие в сомнении относительно этого вопроса".

И в самом деле, вопрос о присяге – один из кардинальных вопросов церковной дисциплины, как вопрос совести в связи с практическим осуществлением гражданских прав и обязанностей. От того или иного решения этого вопроса зависит отношение православного христианина к политике, отношение к творцам политики, кто бы они ни были: императоры ли то, президенты ли?.. И является совершенно необходимым для православно-христианского сознания решить вопросы:

1) Допустима ли присяга вообще в верности правителям?

2) Если допустима, то безгранично ли действие присяги?

3) Если действие присяги не безгранично, то в каких случаях и кем верующие должны быть освобождаемы от клятвы?

4) Акт отречения императора Николая II-го – достаточный ли повод для православных считать себя свободными от данной присяги?

5) Сами ли православные, каждый в отдельности, в известных случаях считают себя свободными от присяги, или же требуется авторитет Церкви?

6) Если требуется авторитет Церкви, то не являемся ли мы клятвопреступниками, как сами себя освободившие от обязательств присяги?

7) И если на нас лежит грех клятвопреступничества, то не должно ли Собору свободить совесть верующих?" [20]

Вслед за докладом о. Василия было зачитано письмо М.Е. Никонова [21]. Возникла дискуссия. В ходе неё прозвучало, что Поместному собору в самом деле необходимо освободить паству от действия верноподданнической присяги, поскольку в марте 1917 г. Св. синод не издал соответствующего акта . Однако были высказаны и суждения иного плана: что решение поставленных вопросов надо отложить до той поры, пока общественно-политическая жизнь страны не войдёт в нормальную колею. Вопрос же о помазанничестве одними членами подотдела был признан "частным вопросом", то есть не заслуживающим соборного внимания, а другими – сложнейшей проблемой, решение которой требует больших интеллектуальных усилий и времени обсуждения. Скептиками была озвучена точка зрения, что разрешение поставленных священником В.А. Беляевым и крестьянином М.Е. Никоновым вопросов не под силу подотделу, поскольку требует комплексного исследования с канонической, юридической и исторической сторон, что эти вопросы относятся скорее не к церковной дисциплине, а к области богословия. Соответственно, поступило предложение отказаться от их разработки. Тем не менее подотделом было решено продолжить дискуссию на дальнейших заседаниях. К ней надлежало привлечь учёных из состава участников Поместного собора [22].

Следующее рассмотрение обозначенных вопросов проходило на четвёртом заседании IV подотдела [23], состоявшемся 20 июля (2 августа). Присутствовало 20 человек – рекордное для IV подотдела число, в том числе два архиерея (преосвященные почему-то не записались в качестве участников заседания). С докладом "О присяге правительству на верность вообще и в частности – бывшему Государю Императору Николаю II-му" выступил профессор Московской духовной академии С.С. Глаголев. После краткого обзора понятия о клятве и значении её с древнейших времён и до начала XX в. докладчик суммировал своё видение проблемы в шести положениях. Последнее из них звучало так:

"При обсуждении вопроса о нарушении присяги бывшему государю Императору Николаю II-му нужно иметь в виду, что произошло не отречение Николая II-го, а свержение его с Престола, и не только свержение его, но и самого Престола (принципов: православия, самодержавия и народности). Если бы государь по доброй воле [24] удалился на покой, то тогда не могло бы быть речи о клятвопреступлении, но для многих несомненно, что в акте отречения Николая II-го момента свободной воли не было.

Факт нарушения присяги революционным путём спокойно приняли:
1) по страху – несомненные консерваторы – некоторая часть духовенства и дворянства,
2) по расчёту – купцы, мечтавшие поставить капитал на место аристократии рода,
3) люди разных профессий и классов, верившие в различной мере в благие последствия переворота.
Эти люди (с их точки зрения) ради предполагаемого блага совершили действительное зло – нарушили слово, данное с клятвою. Виновность их несомненна; можно лишь говорить о смягчающих обстоятельствах, если таковые найдутся. […] Отрекался и [апостол] Петр [25], но он принёс достойные плоды покаяния [26]. Нужно и нам одуматься и принести достойные плоды покаяния" [27].

После доклада профессора Глаголева возникли прения, в которых участвовало 8 человек, в том числе оба иерарха. Выступления приходских пастырей и мирян свелись к следующим тезисам:

– Необходимо выяснить вопрос о том, насколько законна и обязательна была присяга на верность императору и его наследнику, поскольку интересы государства иногда находятся в противоречии с идеалами православной веры;

– На присягу надо взглянуть с учётом того, что до отречения государя от престола у нас был религиозный союз с государством. Клятва носила мистический характер, и игнорировать это нельзя;

– В условиях светского характера власти прежде бывшая тесная связь государства с церковью разрывается, и верующие могут чувствовать себя свободными от присяги;

– Лучше наличие хоть какой-то власти, чем хаос анархии. Народ же должен исполнять те требования правителей, которые не противоречат его религиозным убеждениям. Всякая власть будет требовать от народа принесения себе присяги.

Церковь должна решить: следует ли восстанавливать присягу в том виде, в каком она была, или нет. Присяга же антихристианской власти незаконна и нежелательна;

– При теократическом характере власти присяга естественна. Но чем далее происходит отдаление государства от церкви, тем присяга нежелательнее;

– Члены Государственной думы в февральско-мартовские дни 1917 г. не нарушили своей присяги. Сформировав из своего состава Исполнительный комитет, они выполняли свой долг пред страной, чтобы удержать начинавшуюся анархию;

– Можно было бы считать себя освобождёнными от верноподданнической присяги лишь в случае добровольного отречения Николая II. Но позднейшими обстоятельствами выяснилось, что это отречение было сделано под давлением. Великий князь Михаил Александрович отказался занять престол также под давлением;

– Любая присяга направлена на ограждение мира и безопасности. После восстановления в России порядка в государственной и общественной жизни пастырям Русской церкви надо бороться с леворадикалами, пропагандирующими идеи ненужности принесения каких-либо присяг. Нужно воспитывать в народе верность присяге;
– Св. синоду ещё в марте 1917 г. следовало бы издать акт о снятии Помазания с бывшего Государя. Но кто осмелится поднять руку на Помазанника Божия? [28]

– Церковь, распорядившись заменить моления об императоре поминовением Временного правительства [29], ничего не сказала по поводу благодати царского помазания. Народ тем самым был сбит с толку. Он ждал указаний и соответствующих разъяснений от высшей церковной власти, но и до сих пор не услышал об этом ничего;
– Церкви повредила её прежняя связь с государством. Народная совесть теперь должна получить указания сверху: считать ли ей себя свободной от прежних присяг, принесённых сначала на верность царю, а потом Временному правительству? связывать или не связывать себя присягою новой власти?

– Если Православие перестанет быть господствующей в России верой, то церковную присягу вводить не стоит.

В выступлении архиепископа Астраханского Митрофана (Краснопольского) прозвучала расхожая с весны 1917 г. точка зрения, что, отрекаясь от престола, государь тем самым освободил всех от верноподданнической присяги. В конце дебатов слово взял епископ Чистопольский Анатолий (Грисюк). Он сказал, что Поместному собору необходимо вынести своё авторитетное мнение по вопросу о присяге императору Николаю II, поскольку следует успокоить совесть верующих. А для этого вопрос о присяге должен быть всесторонне исследован на Соборе.

В итоге обмен мнений было решено продолжить в следующий раз [30].

Пятое заседание IV подотдела состоялось 25 июля (7 августа) 1918 г.
Как и все заседания Подотдела, оно не отличалось многочисленностью: присутствовало 13 человек, среди которых один архиерей. Прозвучал доклад С.И. Шидловского – члена Поместного собора по избранию от Государственной думы. (Ранее Шидловский состоял членом III и IV Государственных дум, с 1915 г. являлся одним из лидеров "Прогрессивного блока", а в 1917 г. был и в составе сформированного вечером 27 февраля Временного исполнительного комитета Государственной думы, сыгравшего известную роль в Февральской революции). Выступление лишь косвенно относилось к первоначальному предмету обсуждения. Оно свелось к утверждению, что отречение от престола государя Николая II было добровольным.

В ходе небольших дебатов от епископа Чистопольского Анатолия прозвучало: "Отречение состоялось при обстановке, не соответствующей важности акта. Я получал письма, в которых высказывалось, что отречение, тем более добровольное, должно бы было состояться в Успенском Соборе, например, где происходило и венчание на царство. В отречении в пользу брата, а не сына, заключается несоответствие Основным законам: это противоречит закону о престолонаследии". В другой своей реплике преосвященный указал, что в высочайшем акте от 2 марта говорилось, что отречение императора Николая II было осуществлено "в согласии с Государственной думой" [31]. Однако через некоторое время "Государь был лишён свободы правительством, возникшим по почину той же Думы". Такая "непоследовательность" думцев служила, по мнению владыки Анатолия, свидетельством о насильственном характере передачи власти.

Часть членов подотдела в ходе дискуссии склонялась к мнению о незаконности отречения. На что Шидловский заметил: "Перед Государственной Думой при создавшемся тогда положении открывались два пути: либо, оставаясь на почве строгой формальной законности, совершенно отстраниться от совершающихся событий, никаким образом в её законную компетенцию не входящих; либо, преступив закон, попытаться направить революционное движение по наименее разрушительному пути. Она избрала второй путь и, конечно, была права. А почему её попытка не удалась, это всё выяснит беспристрастная история".

В ответ на поступившее от одного из участников дискуссии (В.А. Демидова) предложение Поместному собору объявить, что православные вправе считать себя освобождёнными от действия верноподданнической присяги, председатель подотдела протоиерей Д.В. Рождественский заметил: "Когда из школы изгонялся Закон Божий или кого-либо из священников сажали в Бутырскую тюрьму, Собор так или иначе реагировал на это. Почему Собор не протестовал при начавшемся издевательстве над государем; разве нарушение присяги не преступно?" [32]. Его поддержал епископ Анатолий, указав, что высочайшие акты от 2 и 3 марта 1917 г. юридически далеко не безупречны. В частности, в них не говорится о причинах передачи власти. Кроме того, владыка дал присутствовавшим понять, что к началу Учредительного собрания великий князь (некоронованный император? – М.Б.) Михаил Александрович мог бы отречься в пользу дальнейших преемников из Дома Романовых. "Коллектив, к которому перешла власть, переданная Михаилом Александровичем, – продолжал епископ Анатолий о Временном правительстве, – изменялся в своём составе, а между тем Временному Правительству давалась присяга [33]. Очень важно выяснить, в чём мы в этом случае согрешили и в чём надо каяться" [34].

Со стороны В.А. Демидова, среди прочего, прозвучало: "Собор не успокоил бы совести многих верующих, если бы не вынес окончательного своего решения по этому вопросу. Церковь венчала Государя на царство, совершала помазанничество; теперь она должна совершить обратный акт, аннулировать помазанничество".
На что протоиерей Д.В. Рождественский заметил: "До пленарного заседания Церковного Собора этого доводить не следует. Надо выяснить, что угрожает церкви впереди; не будет ли присяга давлением государства на церковь, не лучше ли от присяги отказаться". По предложению секретаря подотдела была сформирована комиссия для разработки следующих вопросов:

"Нужна ли присяга, желательна ли она и впредь, нужно ли её восстановить". В комиссию вошли 3 человека: профессор С.С. Глаголев, С.И. Шидловский и протоиерей А.Г. Альбицкий (последний также ранее состоял членом IV Государственной думы, являясь в ней одним из представителей Нижегородской губернии). На этом заседание было завершено [35].

На сколько г-н С.И. Шидловский – докладчик Подотдела по "царской проблематике" и член соответствующей комиссии – владел обсуждавшейся темой, можно заключить по его вопросу, заданному 9 (22) августа на заседании Подотдела священнику В.А. Беляеву: "Интересует знать, что такое коронование (императора. – М.Б.) и существует ли особый чин[?]". На что от профессора С.С. Глаголева был получен ответ: "Коронование не молебен, а священнодействие высокой важности и значения, совершающееся по особому чину" [36].

В связи с этим, на наш взгляд, представляется в высшей степени парадоксальным: что знал о царском короновании и его религиозном значении тверской крестьянин – то было неведомо члену …высшего органа церковной власти(!)…

Таким образом, первоначальная направленность работы подотдела, заданная докладом священника В.А. Беляева и письмом крестьянина М.Е. Никонова, была изменена. Вопросы из сугубо практической плоскости были переведены в абстрактно-теоретическую. Вместо обсуждения волнующих паству насущных вопросов о клятвопреступлении во время Февральской революции и разрешении народа от действия верноподданнической присяги – началось рассмотрение проблем общего содержания, имеющих к действительности весьма малое отношение.

Шестое заседание подотдела в присутствии 10 человек проходило 9 (22) августа – менее чем за месяц до закрытия Поместного собора. На нём от лица сформированной двумя неделями раньше комиссии, профессором С.С. Глаголевым были изложены "Положения о значении и важности присяги, о её желательности и допустимости с точки зрения христианского учения". (В делопроизводстве IV подотдела текст этого документа не сохранился). Возник обмен мнениями. В процессе его одни выступавшие много говорили о терминологии вопроса: о необходимости отличать клятву (торжественное обещание) от присяги.

Другие задавались вопросами о том, допустима ли присяга по евангельскому учению? может ли церковь служить делам государства? в чём отличие государственной присяги от присяги, приносимой в судах? если Поместный собор признает гражданскую присягу недопустимой, а правительство потребует её принесения? Говорилось, что в будущем церемония принятия присяги на верность правителям не должна проходить в церковной обстановке, что в её тексте не следует упоминать Имя Божие. При этом всерьёз ставились вопросы: если правительство потребует внесения в присягу Имени Божия, то как при этом должна повести себя Русская церковь? может ли она пойти на соответствующую уступку власти?

Предлагались на обсуждение и вопросы другого плана: может ли в условиях отделения церкви от государства иметь место священнодействие коронование правителя? а то же – но при освобождении церкви от порабощения государством? или коронование в этих условиях должно быть отменено? допустимо ли коронование при отмене обязательной церковной присяги?
Один из выступавших, говоря о взаимоотношениях церкви и государства, озадачивал слушателей постановкой новой проблемы: "Можно ожидать, что нам придётся пережить ещё пять-шесть [государственных] переворотов. Теперешняя власть решительно порвала всякую связь с Церковью; но возможно появление другой – притом более сомнительного достоинства власти, которая пожелает восстановить союз государства с Церковью. Как быть тогда?"

Практически на все обсуждаемые вопросы звучали доводы и "за", и "против". В целом дискуссия напоминала "игры разума". Понятно, что реалии внутрицерковной, равно как и общественно-политической жизни, были далеки от начавших обсуждаться в подотделе новых проблем.

Весьма примечательны некоторые прозвучавшие тогда высказывания одного из "властителей дум" IV подотдела – С.И. Шидловского. Например: "Теперь мы живём в таких условиях, что вопрос о присяге является несвоевременным, и лучше его не возбуждать.
Вопрос же об обязательствах по отношению к императору Николаю II можно считать ликвидированным полностью.
До переворота государь был главою Церкви: у него было учреждение, которым он пользовался для проявления своей власти над Церковью [37], как и всякими другими государственными учреждениями.
Истинно церковные люди всегда протестовали против того, что[бы] Церковь Православная была органом государственного управления. …Отделение Церкви от государства совершилось, и не следует возвращаться к прежнему положению вещей". В своей последней реплике, поставив под сомнение "старорежимный" взгляд на верноподданническую присягу, он подытожил общее обсуждение вопроса следующим: "Теперь атмосфера [в стране] такая, что не даёт возможности сосредоточиться и заняться отвлечённым обследованием этого вопроса (о присяге вообще и верноподданнической в частности. – М.Б.). Поэтому лучше воздержаться от прямого категоричного ответа на него". Сразу после этих слов подотделом было постановлено: "Продолжить обсуждение и в следующем заседании" [38].

Через день после этого, 11 (24) августа, советской властью была принята и 17-го (30) числа опубликована "Инструкция" по проведению в жизнь декрета "Об отделении церкви от государства и школы от церкви" [39]. Согласно ей, Православная церковь лишалась прав собственности и юридического лица, т. е. она, как централизованная организация, в советской России юридически переставала существовать.
И духовенство, среди прочего, лишалось всех прав на управление церковным имуществом. Таким образом, с конца августа Русская церковь оказалась в новых социально-политических реалиях, по причине которых (в первую очередь – из-за отсутствия средств) заседания Поместного собора были досрочно прекращены 7 (20) сентября.

Судя по тому, что в делопроизводственной документации высшего органа церковной власти сведений о седьмом заседании IV подотдела нет, можно заключить, что оно и не состоялось. В "Воспоминаниях" С.И. Шидловского, в которых автор вкратце описал работу названного подотдела, также не говорится об итоге его заседаний [40]. В перечне докладов, заявленных соборными отделами, но не заслушанных Поместным собором, рассматривавшийся в названном подотделе вопрос не значится [41]. Соответственно, что вопрос "О присяге Правительству вообще и бывшему Императору Николаю II-му в частности", с марта 1917 г. волновавший совесть православных, остался нерешённым [42].

Стоит отметить и тот факт, что во все дни (кроме 21 марта (3 апреля)), когда в IV подотделе шло обсуждение первого в его повестке вопроса, члены Поместного собора были свободны от присутствия на общих заседаниях [43].

На основании этого, а также с учётом стабильно малого числа участников обсуждений, можно утверждать, что вопросы, рассматривавшиеся на заседаниях названного подотдела, для большинства соборян [44] представлялись или неактуальными, или заслуживающими гораздо меньшего внимания, чем другие проблемы, разрабатывавшиеся в иных структурных подразделениях Собора.

В целом, уход членов Поместного собора от обсуждения поставленных вопросов понятен. За фактическим пересмотром официальной церковной политики в отношении к верноподданнической присяге – следующим шагом мог быть поставлен вопрос о необходимости дезавуирования серии определений и посланий, выпущенных Св. синодом в марте и начале апреля 1917 г. [45] А члены "того самого" состава Св. синода не только составляли руководящее звено Поместного собора, но и стояли у кормила РПЦ: 7 декабря 1917 г. в члены Священного синода (из 13 человек), начавшего работать под председательством патриарха Московского и всея России Тихона (Беллавина), вошли митрополиты Киевский Владимир (Богоявленский), Новгородский Арсений (Стадницкий) и Владимирский Сергий (Страгородский). Все четверо были в составе Св. синода зимней сессии 1916/1917 гг. [46]

Однако вопросы о клятвопреступлении и необходимости освобождения православных от действия верноподданнической присяги остались важными и волнующими паству по прошествии лет. Об этом можно заключить из содержания "Записки" митрополита Нижегородского и Арзамасского Сергия (Страгородского) (с 12 сентября 1943 г. – патриарха Московского и всея Руси). Датированная 20 декабря 1924 г., она называлась: "Православная Русская Церковь и Советская власть (к созыву Поместного Собора Православной Российской Церкви)". В ней владыка Сергий делился своими соображениями о вопросах, которые, по его мнению, необходимо было вынести на рассмотрение ближайшего Поместного собора. Среди прочего, он писал: "Соборные рассуждения […], мне думается, непременно должны коснуться и того чрезвычайно важного для верующих факта, что огромное большинство теперешних граждан СССР православно-верующих связано было присягой на верность царственному тогда (до марта 1917 г. – М.Б.) императору и его наследнику.
Для неверующего, конечно, в этом нет никакого вопроса, но верующий не может (да и не должен) к этому так легко относиться.
Клятва именем Божиим для нас есть величайшее обязательство, какое только мы можем взять на себя.
Недаром Христос заповедал нам: "не клятися всяко", чтобы не подвергаться опасности солгать Богу.
Правда, последний император (Михаил) (sic! – М.Б.), отрекшись от престола в пользу народа, тем самым освободил своих подданных от присяги.
Этот факт остался как-то в тени, не был с достаточною ясностью и определённостью указан ни в соборных постановлениях, ни в архипастырских посланиях, ни в других каких-либо официальных церковных выступлениях того времени. Много верующих душ, может быть, и теперь мучительно недоумевают пред вопросом, как им теперь быть с присягой. Многие, принуждённые в силу обстоятельств служить в Красной армии или вообще на советской службе, может быть переживают весьма трагическую раздвоенность [между] своим теперешним гражданским долгом и прежде данной присягой. Может быть немало и таких, что из одной необходимости нарушить присягу потом и махнули рукой на веру. Очевидно, наш Собор не исполнил бы своего пастырского долга, если бы обошёл молчанием вопросы о присяге, предоставив верующим самим, кто как знает, разбираться в нём" [47].

Тем не менее ни один из состоявшихся впоследствии поместных или архиерейских соборов РПЦ не обратился к рассмотрению вопросов о присяге, начавших обсуждаться в IV подотделе отдела "О церковной дисциплине" Поместного собора 1917–1918 гг. и повторённых в названной "Записке" митрополита и будущего патриарха Сергия.
Духовенством эти вопросы, как говорится, были "спущены на тормозах".
----------------------

[1] В "Своде Законов Российской Империи" и в других официальных документах, вплоть до 1936 г. (в частности, в материалах Поместного собора 1917–1918 гг. и в известной "Декларации" митрополита Сергия (Страгородского) от 16(29).07.1927 г.) в основном использовалось название "Православная Российская Церковь". Однако зачастую употреблялись и названия "Российская Православная", "Всероссийская Православная", "Православная Кафолическая Грекороссийская" и "Русская Православная" церковь. По причине того, что 8 сентября 1943 г. постановлением Собора епископов РПЦ титулатура патриарха московского была изменена (вместо "…и всея России" стала "…и всея Руси"), Православная церковь получила современное наименование, называясь "Русской" (РПЦ). Соответственно, и в историографии установилось использование аббревиатуры "РПЦ", а не "ПРЦ".

[2] См., например: Карташев А.В. Революция и Собор 1917–1918 гг. (Наброски для истории Русской Церкви наших дней) // Богословская мысль. Париж, 1942. Вып. IV. С. 75–101; Тарасов К.К. Деяния Священного Собора 1917–1918 годов как исторический первоисточник // Журнал Московской патриархии. 1993. № 1. С. 7–10; Кравецкий А.Г. Проблема богослужебного языка на Соборе 1917–1918 гг. и в последующие десятилетия // Журнал Московской патриархии. 1994. № 2. С.68–87; Он же. Священный собор 1917–1918 гг. о расстреле Николая II // Учёные записки. Российский православный университет ап. Иоанна Богослова. Вып. 1. М., 1995. С. 102–124; Одинцов М.И. Всероссийский Поместный Собор 1917–1918 гг.: споры о церковных реформах, основные решения, взаимоотношения с властью // Церковно-исторический вестник. 2001. № 8. С. 121–138; Цыпин Владислав, протоиерей. Вопрос о епархиальном управлении на Поместном соборе 1917–1918 годов // Церковь и время. 2003. № 1 (22). С. 156–167; Соловьёв Илия, диакон. Собор и патриарх. Дискуссия о высшем церковном управлении // Церковь и время. 2004. № 1 (26). С. 168–180; Светозарский А.К. Поместный собор и октябрьский переворот в Москве // Там же. С. 181–197; Петр (Еремеев), иеромонах. Поместный собор Русской православной церкви 1917–1918 гг. и реформа богословского образования // Журнал Московской патриархии. 2004. № 3. С. 68–71; Белякова Е.В. Церковный суд и проблемы церковной жизни. Дискуссии в Православной российской церкви начала XX века. Поместный Собор 1917–1918 гг. и предсоборный период. М., б/и. 2004; Ковырзин К.В. Поместный собор 1917–1918 годов и поиски принципов церковно-государственных отношений после Февральской революции // Отечественная история. М., 2008. № 4. С. 88–97; Иакинф (Дестивель), священник, монах. Поместный Собор Российской православной Церкви 1917–1918 гг. и принцип соборности /Пер. с франц. иеромонаха Александра (Синякова). М., Изд. Крутицкого патриаршего подворья. 2008.

[3] Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. М., Государственный архив Российской Федерации, Новоспасский монастырь. 1994. Т. 1. С. 119–133.

[4] Деяния Священного Собора … 1994. Т. 1. Деяние 4. С. 64–65, 69–71.

[5] Священный собор Православной российской церкви. Деяния. М., Изд. Соборного Совета. 1918. Кн. 1. Вып. 1. С. 42;

[6] Проект "Устава" Поместного собора был разработан Предсоборным советом, 11 августа 1917 г. он был утверждён Св. синодом и окончательно принят Поместным собором 17 числа того же месяца (Деяния Священного Собора … 1994. Т. 1. С. 37, Деяние 3. С. 55, Деяние 9. С. 104–112).

[7] Деяния Священного Собора … 1994. Т. 1. С. 43–44.

[8] См. об этом: Бабкин М.А. Приходское духовенство Российской православной церкви и свержение монархии в 1917 году // Вопросы истории. 2003. № 6. С. 59–71; Он же. Святейший синод Российской православной церкви и свержение монархии в 1917 году // Вопросы истории. 2005. № 2. С. 97–109; Он же. Иерархи Русской православной церкви и свержение монархии в России (весна 1917 г.) // Отечественная история. 2005. № 3. С. 109–124; Он же. Реакция Русской православной церкви на свержение монархии в России. (Участие духовенства в революционных торжествах) // Вестник Московского университета. Серия 8: История. 2006. № 1. С. 70–90.

[9] Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф. 3431, оп. 1, д. 318, л. 36–37об.; Д. 522. Л. 37–38об., 61–62, 69–70, 102–103, 135–136, 187–188, 368–369об., 444, 446–446об., 598–598об., 646–646об.

Рассматриваемые письма опубликованы: Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году. (Материалы и архивные документы по истории Русской православной церкви) /Сост., авт. предисловия и комментариев М.А.Бабкин. М., Изд. Индрик. 2008. С. 492–501, 503–511.

[10] См. об этом: Бабкин М.А. Духовенство Русской православной церкви и свержение монархии (начало XX в. – конец 1917 г.). М., Изд. Государственной публичной исторической библиотеки России. 2007. С. 177–187.

[11] То есть архиереи Православной российской церкви. – М.Б.

[12] Перефразирование евангельских слов: [Иоан. 19, 38].

[13] Очевидно, имеется в виду комплекс мер, предпринятых Св. синодом в марте 1917 г. по приветствию и узакониванию свержения монархии.

[14] ГАРФ, ф. 3431, оп. 1, д. 318, л. 36–37об.

[15] Там же, л. 35.

[16] См. об этом, например: Деяния Священного Собора … 1999. Т. 7. Деяние 84. С. 28–29; Православная энциклопедия. М., Церковно-научный центр "Православная энциклопедия". 2000. Т. 1. С. 665–666.

[17] Известия Центрального исполнительного комитета Советов крестьянских, рабочих и солдатских депутатов и Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. Пг., 1918. № 16 (280). 21 января. С. 2; Прибавления к Церковным ведомостям. Пг., 1918. № 2. С. 98–99.

[18] Среди прочих 10 вопросов, запланированных для обсуждения IV подотдела, были следующие: "О благоговейном совершении богослужений", "О покаянной дисциплине", "О попрании изображений Креста", "О торговле в храме", "О поведении мирян в храме", "О поведении певчих в храме" и т. д. (ГАРФ, ф. 3431, оп. 1, д. 318, л. 1).

[19] Там же, л. 1, 3.

[20] Там же, л. 33–34.

[21] В сохранившемся в фондах ГАРФ делопроизводстве IV подотдела церковного отдела "О церковной дисциплине" сохранилось ещё одно письмо (послание), близкое по содержанию и срокам отправления с рассмотренным выше письмом крестьянина М.Е. Никонова. Его авторы значились анонимно: "Патриоты и ревнители Православия города Николаева [Херсонской губ.]". В этом послании, адресованном Поместному собору, много говорилось о необходимости восстановления на российском престоле государя Николая II, о том, что патриаршество "хорошо и очень приятно, но вместе с тем с христианским Духом несообразно". Авторы развивали свою мысль следующим образом: "Ибо где Святейший Патриарх – там должен быть Самодержавнейший Монарх. Большому Кораблю нужен Кормчий. Но на Корабле должен быть и Компас, потому что Кормчий без Компаса Кораблём не управит. Так точно и Патриарх без Монарха ничего самостоятельно не уставит. […] Где не царствует законная Монархия – там свирепствует беззаконная анархия. Вот тут не поможет нам Патриархия".

На подлиннике послания вверху листа рукой неустановленного лица была поставлена резолюция: "В отдел о церк[овной] дисциплине. 1/XII. 1917" (Там же, л. 20–22об.). По канцелярским коридорам оно попало в IV подотдел названного структурного подразделения Поместного собора. Но судя по стенограммам заседаний IV подотдела, послание на нём не было ни оглашено, ни вообще каким-либо образом упомянуто. То есть оно фактически "легло под сукно", разделив тем самым участь с десятком других аналогичных вышеупомянутых писем монархистов высшему органу церковной власти.

[22] Там же, л. 4–5.

[23] Третье заседание в присутствии 6 человек состоялось 29 марта (11 апреля). Оно полностью было посвящено обсуждению вопроса "О торговле в храме". После небольшой дискуссии подотделом было выработано соответствующее заключение, представленное в "головной" отдел (Там же, л. 6–7).

[24] Здесь и далее выделено подчёркиванием в источнике.

[25] Имеется ввиду евангельское повествование об отречении апостола Петра, см.: [Марк. 14, 66–72].

[26] Перефразирование евангельских слов: [Матф. 3, 8].

[27] ГАРФ, ф. 3431, оп. 1, д. 318, л. 41–42.

[28] Имеются в виду слова Священного Писания: "Не прикасайтеся к помазанным Моим" [1 Пар. 16, 22] и "Кто, подняв руку на помазанника Господня, останется ненаказанным?" [1 Цар. 26, 9].

[29] 6–8 и 18 марта 1917 г. Св. синод издал серию определений, согласно которым на всех богослужениях вместо поминовения "царствовавшего" дома следовало возносить моления о "Благоверном Временном правительстве" (см. подробнее: Бабкин М.А. Духовенство Русской православной церкви … Указ. соч. С. 140–176; Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году. С. 27–29, 33–35).

[30] Там же, л. 42–44, 54–55.

[31] ГАРФ, ф. 601, оп. 1, д. 2104, л. 4. См. также, например: Церковные ведомости. 1917. № 9-15. С. 55–56.

[32] ГАРФ, ф. 3431, оп. 1, д. 318, л. 47об.

[33] За 238 дней своего существования Временное правительство сменило 4 состава: однородно-буржуазное (02.03–02.05), 1-е коалиционное (05.05–02.07), 2-е коалиционное (24.07–26.08) и 3-е коалиционное (25.09–25.10) (см. подробнее: Высшие и центральные государственные учреждения России (1801–1917 гг.) /Отв. сост. Д.И.Раскин. В 4 тт. СПб., Изд. Наука. 1998. Т. 1. Высшие государственные учреждения. С. 232).

[34] ГАРФ, ф. 3431, оп. 1, д. 318, л. 48.

[35] Там же, л. 45–49.

[36] Там же, л. 52.

[37] Очевидно, имеется в виду Св. синод и обер-прокуратура.

[38] ГАРФ, ф. 3431, оп. 1, д. 318, л. 49–52об.

[39] Известия Всероссийского центрального исполнительного комитета Советов крестьянских, рабочих, солдатских и казачьих депутатов и Московского Совета рабочих и красноармейских депутатов. 1918. № 186 (450). 30 августа. С. 5; Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства за 1918 г. М., б/и. 1942. № 62. С. 849–858.

[40] В самом начале 1920-х гг., делясь с будущими читателями своими воспоминаниями о работе Поместного собора, Шидловский писал:

"На соборе, не помню уже в какой комиссии и почему, был возбуждён вопрос об отречении государя: было ли оно вынуждено или добровольно. Это имело какое-то отношение к вопросу о присяге: если отречение последовало добровольно, то и обязательства по присяге отпадают, а если оно было вынуждено, то остаются. Этот чисто схоластический вопрос очень интересовал некоторых священников, придававших ему громадное значение.

Так как я был единственным членом собора, об этом осведомлённым, то меня пригласили в заседание этой комиссии для дачи соответственных показаний, а потом просили написать историю всего этого революционного эпизода, что мною и было исполнено.

Меня более всего интересовало во всём этом деле, что считать вынужденным и что добровольным: равносильно ли отречение, произведённое под давлением обстоятельств, вынужденному; или же вынужденным надлежало признавать только такое отречение, которое было произведено под влиянием непосредственного насилия. Такого рода казуистические рассуждения, вообще, находили в составе собора всегда много любителей, хотя практического значения они, разумеется, никакого не имели.

Характерною чертою собора, не знаю вообще ли или только данного состава, была большая склонность к обсуждению таких, не имеющих никакого значения, чисто теоретических вопросов; жизненная же струя в его работах чувствовалась весьма мало". (Шидловский С.И. Воспоминания. Берлин, Изд. Отто Кирхнер и Ко. 1923. Ч. 2. С. 180–181).

[41] Деяния Священного Собора … 2000. Т. 11. Протокол 170. С. 218.

[42] Со страниц официального издания РПЦ о Поместном соборе 1917–1918 гг. пафосно звучит: "Можно без преувеличения сказать, что на Соборе был рассмотрен едва ли не весь круг вопросов, вставших перед Церковью в связи с изменившимся (сначала после февраля 1917 года, а затем после октября того же года) государственным строем" (Тарасов К.К. Деяния Священного Собора 1917–1918 годов как исторический первоисточник // Журнал Московской патриархии. М., 1993. № 1. С. 7). Однако, как показывают материалы, например, рассмотренной выше дискуссии о верноподданнической присяге, о клятвопреступлении в Феврале 1917 г. и проч., рассмотрение этих вопросов вовсе не привело к их решению. И потому не может выдаваться за какого-либо рода достижение Собора.

[43] 20 июля (2 августа), 25 июля (7 августа) и 9 (22) августа 1918 г. общие собрания Поместного собора не проводились (Деяния Священного Собора … 1999. Т. 8. С. 258, 2000. Т. 10. С. 254–255).

[44] Например, на соборных заседаниях, состоявшихся в последних декадах марта и июля (ст. ст.) 1918 г., присутствовало от 237 до 279 (из них в епископском сане – от 34 до 41), а также от 164 и до 178 (в архиерействе – от 24 до 31) человек соответственно. Аналогичные цифры для первой декады августа (ст. ст.) 1918 г.: минимум – 169 участников заседаний и максимум – 180 (среди которых епископов – от 28 до 32) (Деяния Священного Собора … 1999. Т. 8, 2000. Т. 10).

[45] Этими актами было узаконено свержение монархии, революция была фактически объявлена "свершившейся волей Божией", и в храмах начали возноситься молитвы такого рода: "…молитв ради Богородицы! Помози благоверным правителем нашим, ихже избрал еси правити нами, и победы им на враги даруй" или "Всепетая Богородице, …спаси благоверное Временное правительство наше, емуже повелела еси правити, и подаждь ему с небесе победу" (курсив наш. – М.Б.) (Церковные ведомости. Пг., 1917. № 9-15. С. 59; Там же. Бесплатное приложение к № 9-15. С. 4, Бесплатное приложение [1-ое] к № 22. С. 2, Бесплатное приложение [2-ое] к № 22. С. 2).

[46] Деяния Священного Собора … 1996. Т. 5. Деяние 62. С. 354.

[47] Цит. по: Следственное дело патриарха Тихона. Сборник документов по материалам Центрального архива ФСБ РФ /Отв. сост. Н.А.Кривова. М., ПСТБИ, Памятники исторической мысли. 2000. С. 789–790.
Автор: Михаил Анатольевич Бабкин, доктор исторических наук, профессор кафедры истории МПГУ

http://www.pokaianie.ru/article/repentance/read/15484
Велимир
 
Сообщения: 1905
Зарегистрирован: 12 окт 2011, 22:24

Re: Как Церковь предала монархию в России

Сообщение Велимир » 22 ноя 2017, 12:16

Монархическая идея для какой-то группы людей в России остаётся болевым нервом. Сегодняшние наши монархисты концентрируются в партии "Великая Россия". Они пытаются вести предельно трезвую политическую линию России как христианской империи. Понятно, что в таком деле без иллюзий и бреда не обойдёшься, но сия партия прикладывает заметные усилия к совмещению своих идей со здравым смыслом и сегодняшним днём.
Иное дело есть вообще отмороженные монархисты, цель которых сразу же поместить общество в иллюзорную реальность, замешанную на идеале христианского царя. Наверное именно они порождают легенды, что царь с семьёю не был расстрелян и тайно продолжал жить в СССР под присмотром кегебе. Дескать, коммунисты хранили его семью как потенциальную возможность возрождения монархии: а мало ли чего? Может, когда придётся к монархии возвращаться?
Совершенно понятно, что эта мысль: "может, придётся к монархии возвращаться" - возникла только на стадии кризиса социализма, т.е. уже в наше время. К нашему времени (к последним 30 годам жизни СССР- России) относятся и все легенды о том, что царь как-то и где-то уцелел.
Одну из таких версий, я помешаю здесь как образец ностальгии по монархии тех, кто никогда при монархии и не жил.
http://zazubr.org/2017/11/20/32401/

ТАЙНА СПАСЕНИЯ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ — СПАСЁТ РОССИЮ!

Современное руководство МП «втюхивает» в умы Православных людей идею, что иудаизм выше Православия и выше всего Божиего Промысла на Планете, стараясь любой ценой поколебать Каноны и Догматы Церкви, закладывая «талмудические небылицы» в умы верующих, сделав Царскую Семью разменной монетой, при помощи которой извращается нормальное сознание Православного человека и он перестаёт воспринимать реальность! Православные люди должно вникать в Догматы и Каноны, чтобы понимать как их обманывают каиниты и знать в каких масштабах происходит это «кощунство на царских костях»!
Ни при каких обстоятельствах ни одна кость не сокрушится, ни один волос не упадёт с главы Помазанника Божия Православного Царя, а смерть его будет на виду у благочестивых людей!

Николай-II являлся Помазанным на Царство, оттого и Почил в Бозе на руках Нижегородского старца Григория /Долбунова/, который его и хоронил на кладбище Красная Этна 26 декабря 1958 года, в присутствии Благочестивых священнослужителей и мирян, некоторые из них живы и поныне, как Архимандрит Илларион (Царёв) и Протоиерей Валерий Проторов, иерей Николай Долбунов, являясь свидетелями Торжества Православия, а собственник «Народного Радио» Николай Васильевич Маслов, даже публиковал статью о спасении Царской Семьи, потому, что его дядя Архимандрит Иоанн Маслов был одним из Духовников Царской Семьи в СССР!

Тайна спасения Царской семьи не позволит каинитам в священнических облачениях свалить страну в бездну, и восторжествующая истина поставит конец на их карьерах, ведь эти «волки в овечьих шкурах», расхищали стадо овец Христовых, пытаясь поглотить его полностью.

Но подавились «псевдоцарскими костями», которые сами же и вбросили в это стадо!

Православным жителям Планеты необходимо посещать эту могилу Государя Николая-II, а не принимать участие в «каинитских тусовках» устраиваемых в районе Екатеринбурга!

В этой же могиле ранее мужа была перезахоронена умершая 20 апреля 1948 года, на территории Старобельского Троицкого монастыря Луганской области – Императрица Александра Фёдоровна, останки которой, ещё при жизни Сталина в 1950 году были перевезены в Нижний Новгород и захоронены на кладбище Красная Этна, а уже в 1958 году в этой могиле, был дохоронен к супруге и Царь Николай-II.

Царь и Царица при всём их Народном почитании и любви, в МП ещё не прославлены в Лике Святых, ведь Прославить в Лике Святых Царскую Семью имеет Право Исключительно Поместный Собор, но ни в коем случае не Архиерейский, потому, что Русский Император, как Хранитель Догматов Православия во всём Мире является выразителем Духа всех Православных Стран и Народов, а Поместный Собор является Исключительно выразителем Воли всех Православных Людей как Русской Православной Церкви так и Православных всего Мира!

Архиерейский же Собор МП, является выразителем воли лишь каинитской секты в верхушке МП, захватившей незаконно управление РПЦ 6 июня 1990 года в свои руки, которые на сегодня не являются выразителями Духа Православных Народов, населяющих Россию, а тем более не являются выразителями Воли и Духа Православных людей всего Мира, защитниками которых являлся Император Николай-II, потому Царь и не отрекался от престола!

Этот «манифест об отречении», напечатали на машинке евреи: чиновник МИДа при Ставке Верховного Главнокомандования Николай Иванович Базили и генерал-квартирмейстер Ставки ВГК Александр Сергеевич Лукомский, а подписал эту фальшивку барон еврей Фредерикс!

А ввели в заблуждение весь Мир именно каиниты Святейшего Синода, которые 6 марта 1917 года выдали эту фальшивку за «настоящее отречение», оповестив весь Мир телеграммами, положив тем самым начало Гражданской войне и разрушению Российской Империи!

Потому и боится каинитская верхушка МП, Прославления в Лике Святых Царя, ведь это вопрос не внутри Российский, а Мировой – оттого ни при каких обстоятельствах каиниты Поместный Собор для Прославления в лике Святых Царской Семьи, при этой каинитской верхушке не соберут, понимая, что сразу вся мировая власть их испарится как дым!
Да и само «прославление царской семьи» в 1981 году архиерейским собором РПЦЗ, было не только антиканоничным, но являлось глубоко антиправославным!

Начало этому «якобы прославлению» положил архиепископ Вашингтонский Никон, который во времена Великой Отечественной Войны воевал на стороне Третьего Рейха в войсках обер-группенфюрера СС Владимира Кирилловича, являясь главным войсковым священником, архимандритом, окормлявшим всех тех, кто воевал против Советской Армии!

17 июля 1969 года в Брюсселе, этот самый архимандрит Никон (Рклицкий-Корсакевич), провёл «заочное отпевание» Царской Семьи, для того, чтобы впоследствии дать «дорогу к трону» в России своему «шефу» обергруппенфюреру СС Владимиру Кирилловичу, дочь которого Марию Владимировну и раскручивают «в виде царицы» на российский престол последние 26 лет каиниты руководящие Страной и Московской Патриархией…
Сама РПЦЗ была создана «самозванно и не канонично», без благословления Патриарха РПЦ Тихона, а главой её стал Антоний (псевдоним Храповицкий), с настоящей фамилией Блюм, и именно этот самый Блюм придумал лже-догмат о «царе-искупителе», который в 1990-е годы был «вбит» в головы Православных людей!

Потому «прославление царской семьи» 17 июля 1981 года архиереями РПЦЗ, было проведено не законно, на основании того самого «заочного отпевания» при чём «прославлены» были все 11 человек без исключения, в том числе католичка Демидова и лютеранин Трупп.

Архиепископ Феофан Полтавский (Быстров), Духовник Царской Семьи, официально выступал против лже-догмата о «царе-искупителе», когда проживал в Болгарии и когда переехал во Францию, где он встречался с Государём Николаем-II, выезжавшим туда по делам Государственной важности, организованных по просьбе и поддержке Сталина!

Во II-м ГУ КГБ СССР работал отдел, наблюдавший за Семьёй Царя на территории СССР.

Каиниты совершили переворот 19.08.1991г., по сценарию 2.03.1917 г., и отстранили от управления страной её законного Президента М.С.Горбачёва, внука Императора Николая-II.

После 21 августа 1991 года Верховный Совет СССР создал комиссии, которые работали по всем министерствам СССР, для «цивилизованного развала страны», такая же комиссия была создана и для КГБ СССР, в составе которой работал Депутат Верховного Совета СССР Соколов Александр Александрович, давший пресс-конференцию на тему Спасения Семьи Царя, после чего отдел во II-м ГУ КГБ СССР, по надзору за Царской Семьёй расформировали, а архив этого отдела засекретили и отправили на Урал, с архивами Политбюро и ЦК КПСС.

СЛЕДОВАТЕЛИ по делу «Царской Семьи»: Дмитрий Аполлонович Малиновский;

Алексей Павлович Намёткин; Иван Александрович Сергеев; Александр Фёдорович Кирста;

Михаил Константинович Дитерихс; Николай Александрович Соколов; а также премьер-министр В.Пепеляев; профессор Томского университета Э.В.Диль; бывший учитель французского языка у детей Царя П.П.Жильяр; корреспондент Лондонской «Таймс» Р.Вильтон; поручик граф Б.Капнист – доказали, что ЦАРСКАЯ СЕМЬЯ ОСТАЛАСЬ ЖИВА!

Пустышкой является и самая гнусная клевета «вбрасываемая» каинитами в массы в отношении Русского Народа о нарушении клятвы - Соборного Постановления 1613 года на вечную верность Русских Царскому Роду Романовых – Русский Народ Клятву не нарушил!

Родной брат Императора Николая-II, Великий Князь Михаил Александрович умер 3 апреля 1949 года в Вырице под Петербургом и похоронен на территории Казанского храма.

Старшая дочь Великая Княжна Ольга похоронена 19 января 1976 года в Вырице под Петербургом под именем Наталии Михайловны Евстигнеевой. На Крещение гроб с телом Великой Княгини Ольги поставили в Казанском храме, построенном в честь 300-летия Романовых, рядом с бочками со Святой водой. И произошло чудо: все бочки одновременно лопнули и залили Святой водой гроб с телом Великой Княгини Ольги Николаевны, потому при перезахоронении 6 октября 2012 года её Мощи были нетленными и благоухающими.

Вторая дочь Великая Княжна Татьяна, похоронена 21 сентября 1992 года в селе Солёном Мостовского района Краснодарского края. В 1970 году, к ней в село Солёное, приезжал брат, Царевич и премьер-министр СССР – Алексей Николаевич Романов (Косыгин)!

Когда Татьяна Николаевна Почила в Бозе, на тот момент во всём селе не было ни одной лошади, и благочестивый житель села Александр, сделавший гроб и крест, запряг ослика в телегу и так подобно иерусалимскому эпизоду Татьяну Николаевну везли в последний путь!

Третья дочь, Великая Княжна Мария, умерла от болезни и похоронена 27 мая 1954 года в селе Арефино, Вачского района Нижегородской области под именем Марии Петровны.

Четвёртая дочь Великая Княгиня Анастасия Николаевна похоронена 27 июня 1980 года на станции Панфилово Новоаннинского района Волгоградской области, под именем Александры Николаевны Тугарёвой-Перегудовой.

Наследник престола Царевич Алексей умер 18 декабря 1980 года в Москве, и, как премьер-министр СССР, погребён в Кремлёвской стене. По традиции в СССР – как член Политбюро.

При жизни, Царевич и Премьер-министр СССР Алексей Николаевич Романов навещал в Веневском Тульском монастыре монахиню Анну, которая передавала ему весточки от сестёр!

Московский старец, иеросхимонах Аристоклис, принявший постриг в Св. Пантелеимоновом монастыре на горе Афон, пребывавший там в затворе и воссиявший в революционные дни в России, часто повторял: «Дом Романовых - великая тайна, великая тайна!»

На вопрос Царя Павла-I, что будет с Россией в XX веке, пророк Авель ответил:
«Николай-II святой Царь, Иову Многострадальному подобный, он будет иметь разум Христов, долготерпение и чистоту голубиную. На венец терновый сменит он корону Царскую, предан будет народом своим, как некогда сын Божий. Война будет великая мировая. Измена же будет расти и умножаться. Накануне победы рухнет трон Царский. Кровь и слезы напоят сырую землю. Мужик с топором возьмет власть, и наступит воистину казнь Египетская.

А потом будет жид скорпионом бичевать землю Русскую, грабить Святыни ее, закрывать церкви Божии, казнить лучших людей Русских. Сие есть попущение Божие, гнев Господень за отречение России от Святого Царя! А то ли еще будет! Две войны одна горше другой будут.

Новый Батый на Западе поднимет руку. Народ меж огня и пламени…

Бог медлит с помощью, но сказано, что подаст ее вскоре, воздвигнет Рог спасения Русского.

И восстанет в изгнании из рода твоего Князь Великий, стоящий за сынов народа своего.

Сей будет Избранник Божий, и на главе его благословение...

Имя его трикратно суждено Истории Российской. Два тезоименитых уже были на Престоле, но не Царском. Он же воссядет на Царском, как третий…».

«Велика будет потом Россия, сбросив иго жидовское», «Свершатся надежды Русские: на Софии в Царьграде воссияет крест Православный.

Судьба Великая предназначена России оттого и пострадает она, чтобы очиститься и возжечь свет во откровение языков. Дымом фимиама и молитв наполнится Святая Русь и процветет, аки крин небесный!» Настанет время когда люди будут благословлять этого Царя, а по нем Наследник его будет править!

«Ты говоришь, что иго жидовское нависнет над Россией лет через сто. Запечатлей же, все реченное тобою, изложи все письменно. Я же на предсказание твое наложу печать свою, и до праправнука моего писание твое будет нерушимо храниться в Гатчинском дворце моем».

Пророческие Иконы подаренные Авелем Императору Павлу-I и Императрице Екатерине-II.

11.03.1901г, в 100-летнюю годовщину мученической кончины Императора Павла-I, прапрадеда своего, после заупокойной литургии у гробницы в Петропавловском соборе, Николай-II, в сопровождении лиц свиты прибыл в Гатчинский дворец для исполнения воли своего в Бозе почившего предка. Император вскрыл ларец, достал оттуда свою Икону Николая и несколько раз прочитал письмо-предсказание инока Авеля о судьбе своей и России!

А вот, что было записано старцем Николаем Валаамским за 7 дней до объявления Японией войны России в 1904г., а из его тетради переписано иеромонахом Иоилем 30.01.1917г!

«Минуло время мучительства, но мученик и без крови может быть. Было определение Божие, что если бы омрачился верою Царь, то истреблен бы был весь Царский Дом.

Потому путь по которому пошел Император Николай-II хотя и тяжел, но правый, и за это жизнь его будет цела, хотя и множество на него восстанет врагов. А по Нем, Наследник Его царствовать будет. И придет время, что люди благословлять будут этого Царя»!

Приезжая к своему духовному отцу Иоанну Кронштадтскому, и задавая вопросы, государь Николай-II получил ответ – есть такие пути для Него: уехать за границу или стать странником как Александр-I (Семён, сын Павла-I от графини Софии Семеновны Черторыжской, урожденной Ушаковой, вышедшей вторично замуж за графа П.К.Разумовского. Скрыв рождение ребенка у Павла-I, ему дали имя Семён, а когда он повзрослел, то был послан в Индию как военный представитель Российской Империи. Вернувшись в Петербург в день убийства отца и брата, масоны его заставили играть роль Александра-I, убитого с отцом.).

Накануне ареста Николая-II, ему передали шкатулку найденную в январе 1917г., при ремонте камина, в комнате Таганрогского дома, где находился Александр-1 с надписью:
«Передать Царствующему Императору через 100 лет после моей смерти»!

Текст был написан рукой Императора Александра-I /Семена Афанасьевича Великого/.

Семен с 1801 года, после убийства родного по отцу Павлу-I, брата Александра, исполнял роль Императора Александра-I и мужа Баденской принцессы Луизы, принявшей Православие с именем Елизаветы Алексеевны, вдовы брата Александра.

1.09.1825 года Семен заказав в Александро-Невской Лавре панихиду по брату Александру-I, приехал в Таганрог, где по совету Православных старцев:

Киевского Вассиана /1745+1827/, Валаамского Николая /+1823/, Суздальского Авеля /1757+1832/, Иерусалимского Феодосия /1800+1948/, Псковского Лазаря и Саровского Серафима /1754+1833/, устроил свои ложные похороны 19.11.1825 года, оставив престол более сильному брату Николаю-I!

Для этого в 1823 году, после разговора с Серафимом Саровским, Александр-I /Семен/ поручил митрополиту Филарету (Дроздову) составить манифест о назначении Великого Князя Николая Павловича престоло-наследником и запечатал в конверт, на котором сделал собственноручную надпись. Из Таганрога, Император Александр-I /Семен/, убыл в Саровский Лес, где был келейником у Серафима Саровского, по смерти которого 2.01.1833 года, переехал в Томск, где стал странником Федором Кузьмичем.

В апреле 1826 года Елизавета Алексеевна покидает Таганрог и едет в Петербург, следуя через г. Калугу. В г.Белёв Она остановилась в доме купца Дорофеева. Этой же ночью 4 мая 1826г., на 48 году благодетельной и истинно христианской жизни Императрица Елизавета Алексеевна предает дух Свой Господу. Такова официальная версия смерти Августейшей супруги Императора Александра-I /Симеона/ Елизаветы Алексеевны.Но Императрица Елизавета Алексеевна не умерла в Белёве, а приняла подвиг молчания в Крестовоздвиженском Белёвском женском монастыре и предала дух свой Господу 6 мая 1861г., в Сырковом монастыре Новгородской губернии в возрасте 72 лет под именем Веры-молчальницы.

Навещал старца Федора Кузьмича /Александра-I Семёна Великого/, помимо Императора Александра-II и его старший сын, около деревни Коробейниково, Царевич Николай Александрович /1843+1865/, помолвленный с Датской Принцессой Дагмарой ставшей впоследствии Марией Фёдоровной, матерью Николая-II, и внезапно скончавшийся в Русском городе Ницце 27.04.1865 года. 5.06.1865 года, Фрегат «Александр Невский» довёз за 35 дней тело Великого Князя Николая Александровича в Кронштадт, а 6 июня яхта «Александрия» перевезла тело Великого Князя Николая Александровича в Петропавловскую крепость!

После похорон Николая, Дагмара вынуждена была срочно выйти замуж за его брата Великого Князя Александра-III, так как была беременна от Николая, а родившемуся сыну, которого воспитывали отдельно, присвоили графский титул и фамилию Крымов!

В этом и есть разгадка почему фигурирует голова Императора в кабинете у Ленина, а на самом деле это голова генерала Крымова, который был просто похож на брата по матери и планировал с Корниловым сместить Керенского, но закончил жизнь в Зимнем Дворце!

Великомученик Григорий Ефимович Распутьин, также связал воедино судьбы Императоров Николая-II и Александра-I тем, что на иконе Св.Николая, написанной Президентом Российской Академии Наук Великим Князем Константином Романовым и подаренной иеромонаху Григорию Распутьину, последний на обратной стороне этой иконы вмонтировал Георгиевский Крест и внутри него два перекрещивающихся Вензеля Императоров Николая-II и Александра-I подчеркнув этим схожесть их судеб – СТРАННИЧЕСТВО!

В начале декабря 1916 года Императрица Александра Федоровна поехала с двумя дочерьми в Новгород, где посетила лазарет, монастыри и слушала обедню в Софийском соборе.

Именно этот отъезд Императрицы из столицы, заговорщики использовали для убийства Григория Распутьина, которого «заманили» в дом Юсупова.

До отъезда из Новгорода, Государыня посетила Юрьевский и Десятинный монастыри.

В последнем она зашла к старице Марие Михайловне, 104 лет от роду, в ея крошечную келью, где в тяжелых веригах на железной кровати лежала много лет старушка.

Когда Государыня вошла, старица протянула к ней свои высохшие руки и произнесла:
«Вот идет... – Царица Александра». Обняла Её, благословила и предсказала Императрице, что у Ея дочерей будут дети! А через несколько дней старица Мария Почила в Бозе.

В 1929 году, находясь в Сербии, поэт С.С.Бехтеев выступил публично с заявлением, что Царь Николай Второй и Его Семья – живы, и что он лично общался с секретарем Великого Князя Михаила Александровича Джонсоном. После переезда своего во Францию, в 1929 году, поэт по-прежнему продолжал свято верить в чудесное спасение Царя.

И новое стихотворение Бехтеева - свидетельствует об этом: ЦАРЬ ЖИВ!..
Царь жив! Царь не умер в застенке кровавом! Царь Промыслом Божьим чудесно спасен!
Он кроткий стоит на пути величавом! Прекрасен и светел, как радужный сон.
Его сохранило для нас провиденье, Спасли неподкупные слуги-друзья,
При жизни сподобился он воскресенья, И вновь к нам явился в сияньи Царя –
Он жив, Он чудесно спасен от злодеев, Ты Русь неповинна в монаршей крови,
Он зло искупил на глазах фарисеев, Ценой всепрощающей кроткой любви.
Разсейтесь же страшныя, мрачныя тени, Пресветлый к Престолу смиренно грядет
Склонись в умиленьи пред Ним на колени, С мольбой покаянной прозревший народ. С.Бехтеев 20 апреля (с.с.) 1930 г.Ницца.

Архиепископ Феофан Полтавский (Быстров), Духовник Царской Семьи, проживавший после переворота 1917 года в столице Болгарии Софии, никогда не служил панихиду по Августейшему Семейству, и говорил своему келейнику, что Царская Семья жива!

И даже в апреле 1931 года, ездил в Париж на встречу с Государем Николаем-II и с людьми, которые освободили Царскую Семью из заточения.

Владыка Феофан предсказывал, что со временем Род Романовых будет восстановлен, но по женской линии!

«Царя который меня прославит – я прославлю», - такими словами начиналось пророчество Cвятаго Преподобного Серафима Саровского, в письме адресованном Государю Николаю-II, переданным ему игуменией Марией Ушаковой и прочитанном Царём 2.08.1903 года, в келии Паши Саровской. В письме Серафим Саровский перечислил догматы, которые не успели принять на Вселенских соборах и, что его второе пришествие будет в доказание этих догматов, в том числе и о Царской власти, которая была как сама собой разумеющаяся и отцы Церкви этот безспорный догмат не обсудили на Вселенских Соборах, т.к, не мыслили, что настанут времена, когда этот догмат потребует формального рассмотрения на Соборе, а также Серафим огласит истинную историю!

«Государя и всю Царскую Фамилию сохранит Господь невидимою десницею Своею и даст полную победу поднявшим за Него оружие, за Церковь Православную и за благо нераздельности земли Русской, но не столько и тут крови прольется, сколько тогда, когда правая за Государя ставшая сторона получит победу и переловит всех изменников и предаст их в руки Правосудия, тогда уже никого в Сибирь не пошлют, а всех казнят, и вот тут то еще более прежняго крови прольется, но эта кровь будет последняя очистительная, ибо после того Господь благословит люди своя миром и превознесет Рог Помазанного Своего Давыда, мужа по сердцу благочестивейшего Государя»!

Выводы Правительственной комиссии РФ по Семье императора Николая-II, неоднократно подвергались критике в публичной печати. Вот самые глупые факты в этих выводах:

1. В захоронении «останков» в Ганиной Яме были обнаружены скелеты только трех дочерей царя. Эксперты комиссии с 1991 по 1995 годы неоднократно меняли свое мнение, считая, что отсутствует то Анастасия.., то Мария…
В конечном счете скелет N 6 признан Анастасией. Но рост его составляет 171 см, тогда как рост Анастасии - 158: разница в 13 см.

2. Три крупнейших антрополога мира Уильям Мейплз (США), Питер Гилл (Англия), Звягин (Россия) считают, что среди останков, обнаруженных в Ганиной Яме, отсутствуют скелеты великой княжны Анастасии и цесаревича Алексея.
А проведенная в Германии экспертиза ДНК потомков семьи Филатовых на 100 процентов совпала с ДНК останков, найденных под Екатеринбургом. Это и наводит на мысль, что в Екатеринбурге была расстреляна семья Филатовых - двойников царской семьи.

3. 7.12.2004 года, в здании Московской Патриархии епископ Дмитровский Александр, викарий Московской Епархии, встретился с доктором Тацуо Нагаи. Доктор биологических наук, профессор, директор департамента судебной и научной медицины университета Китадзато - Тацуо Нагаи, провёл экспертизу крови Николая II, которого еще в бытность его цесаревичем дважды ударил по голове саблей 12 мая 1891 года, в городе Отцу, в Киото, Японец-полицейский Ва-Цу. Но удар лишь скользнул, причинив неопасное ранение потому, что принц Георгий Греческий, ударил преступника бамбуковой тростью, а Кореец вёзший рикшу рванул изо всех сил от места нападения, чем спас жизнь Наследнику.

Самурайский меч полицейского Ва-Цу, которым он ранил Цесаревича Николая-II.

Возглавляемая доктором Нагаи исследовательская группа взяла образец засохшего пота с одежды Николая-II, хранящейся в Екатерининском дворце Царского Села, и произвела его митохондриальный анализ.
Кроме того был произведён митохондриальный анализ ДНК волос, кости нижней челюсти и ногтя большого пальца захороненного в Петропавловском соборе Великого Князя Георгия Александровича, младшего брата Николая-II.

Сопоставила ДНК со спилов костей, захороненных в 1998г., в Петропавловской крепости, с образцами крови родного племянника Императора Николая-II Тихона Николаевича, а также с образцами пота и крови самого Царя Николая-II, оставшихся на носовом платке в Японии.

Выводы доктора Тацуо Нагаи:
«мы получили результаты, отличные от результатов, полученных докторами Питером Гиллом и Павлом Ивановым по пяти пунктам»!

4. Члены Государственной комиссии на заседании 30.01.1998 года (завершающее) не голосовали (поименно и в целом) за принятые решения, не поставили под ними своих подписей. За всех них есть подпись только председателя комиссии Б.Немцова.
Из 18 членов комиссии 5 заявили свое особое мнение, не совпадающее с мнением комиссии.
Но это всё было проигнорировано и Чубайс как глава Администрации Президента начал процедуру похорон «неизвестных костей», чтобы дать юридическое начало Гогенцоллернам!

5. Уголовное дело, возбужденное по ст. 102 (умышленное убийство в связи с фактом обнаружения останков), было закрыто и не доведено до суда. Стало быть, согласно Гражданскому кодексу, Санкт-Петербургский загс не имел права выдачи свидетельств о смерти, которое может производиться только в судебном порядке.

Несмотря на это, в 1996 году, Анатолий Собчак сбежал в Мадрид со свидетельствами «о смерти членов Царской Семьи», вручил их Гогенцоллернам и стал их личным адвокатом!

Тогда же с Марией Гогенцоллерн - Собчак, Чубайс и Немцов заключили договор, в случае её «становления царицей» и оформления на неё финансовых активов, часть процентов должны были быть оформлены на эту «троицу»!

При чём Собчак успел даже сделать помолвку своей дочери Ксении с сыном Марии Гогенцоллерн – Георгием, после чего чувствовал себя уже «тестем короля»!

В это же самое время происходило «объединение» МП с РПЦЗ, которая требовала от МП привести в порядок «каноничность» в своих рядах, это означало, что МП должна как можно быстрее «прославить» Царскую Семью, как раз после приезда Собчака в РФ из Мадрида.

Верхушка МП выполнила просьбы РПЦЗ, собрала Архиерейский Собор и создала из Семьи Царя новых «страстотерпцев», по-простому бросила кость простому Православному Народу, чтобы он совсем заткнулся и успокоился в отношении Императора!

В МП создалась ситуация при которой в 1994 году, - Царь, как местночтимый святой был прославлен Благочестивым Архиепископом Ектеринбургским Мелхиседеком и это действие поддержала братия Валаамского монастыря, и каиниты «рулившие в МП» испугавшись, что такое шествие по Епархиям «демократии» «выйдет им боком», тут же сместили Мелхиседека со своей кафедры отправив его в Брянск на более «глухую» кафедру, а братию Валаамского монастыря разогнали во главе с Духовником монастыря отцом Геронтием!

Но волна почитания Царя пошла по просторам РПЦ и каиниты приняли «соломоново решение» частично Царя прославить в МП!

В Генеральную Прокуратуру РФ 01.12.2005 года, было подано заявление о «реабилитации Императора Николая-II и членов его семьи», по поручению «княгини» Марии Владимировны её новым адвокатом Г.Ю.Лукьяновым, сменившим на этом посту Анатолия Собчака.

«Защита прав и законных интересов» императорского дома в России началась с 1995г., покойной "княгиней" Леонидой Георгиевной, которая по поручению дочери - нынешней «главы российского императорского дома», обратилась с заявлением о госрегистрации смерти членов Императорского дома, убитых в 1918-1919гг., и выдачи свидетельств об их смерти».

Уместно напомнить, что Леонида Георгиевна являлась женой обергруппенфюрера СС Владимира Кирилловича, который сидел в штабе у Гитлера и в случае победы Третьего Рейха его кандидатура планировалась в виде «марионеточного царя» в СССР.

Берия помогал Владимиру Кирилловичу, потому, что его жена Нина была сестрой Леониды, а в начале 1950-х годов, Берия готовил расчленение СССР и создание из него Конфедерации, под своего свояка Владимира Кирилловича, для чего Берия в 1948 году «захоронил» силами НКВД в районе Ганиной Ямы «неизвестные кости», которые потом хотел выдать за Царские!

Эту афёру Берии, смог завершить Гелий Рябов, она и послужила фундаментом для раскрутки в РФ Гогенцоллернов!

А чтобы дать им юридически «дорогу к трону» - необходимо было «покончить» с Царской Семьёй, т.е. тупо их «захоронить», чтобы остались только единственные претенденты на активы Царя – Мария и Георгий Гогенцоллерны!

Так и началась Мировая Афёра с «царскими костями», которой на сегодня нет конца и края!

1 октября 2008 года совершил повторное преступление уже Председатель Верховного Суда РФ Вячеслав Лебедев, который собрал Президиум ВС РФ и вопреки сопротивлению Басманного Суда г.Москвы, сменил уголовную формулировку на политическую в «царском деле», что позволило Гогенцоллернам претендовать на все Царские материальные активы!

Затем Генпрокуратура 13 января 2011 года сменила формулировку в «царском деле» с уголовной на политическую и, уже 15 января Следственный Комитет стал самостоятельной структурой не подчиняющейся Генеральной прокуратуре!
Наказание Божие Собчака настигло, когда он вернувшись в 2000 году в РФ, парился в бане Светлогорской гостиницы Русь с двумя проститутками, одна из них – «Мисс Калининград», для чего пил «виагру».

К нему заехал губернатор Л.П.Горбенко и выпил с ним коньяка.

После чего Собчак вдруг заснул и Горбенко сев за руль своего «600 мерса» рванул в Кёниг.

Но ему пришлось вернуться, т. к. на мобильник ему позвонили и сообщили о том, что Собчак умер. Горбенко не выпускал труп Собчака из Калининграда, пока экспертиза не установила, что причиной смерти был тромб, после смешения коньяка с «виагрой».

Но мистическая связь здесь в том, что когда кортеж Собчака проезжал по ул.Карла Маркса, то с балкона дома № 5 внучка Царя Николая-II произнесла буквально следующее:
«чтоб ты сдох гад»!

6. Исследования останков в рамках уголовного дела проводились как предварительные и не являются судебными экспертизами (экспертизами, назначенными судом).

7. Генпрокуратура вела дело в рамках уголовного расследования, что обусловило его закрытость для общественности.
Материалы были опубликованы только в 1998 году, что поставило общественность всего Мира просто перед фактом.
Генеральная прокуратура не выслушивала мнений других сторон, что составляет ее коренное отличие от суда, обязанного в открытом процессе выслушать мнение любой заинтересованной в этом деле стороны.
Подмена суда Генпрокуратурой могла иметь только одну цель: решить вопрос в рамках лишь одной «избранной» версии, назначенной изначально.

8. Работа экспертов Правительственной комиссии происходила в нерабочее время и без бюджетного финансирования, что не могло обеспечить необходимого качества проделанных работ и ответственности за полученные результаты.
А за деньги олигархов, они «выдавали на гора» необходимые результаты!
Основным юридическим и моральным основанием для Православных жителей России являются решение Земского Собора 3.07.1922 года, во Владивостоке.

Главным решением которого, претендентами на Российский престол являются наследники дома Романовых, но лишь те, кто были не лишены наследия!

А стало быть задачей потомков Николая-II, является Созыв Земско-Поместного Собора!

А если состоится такой собор и приведёт в порядок Государственное устройство, то Собор может выбрать кандидатов из разных Русских Родов, в том числе и князей Болховских, ведущих начало от старшего сына Царя Алексея Михайловича – Михаила Алексеевича.

После Н.Неволина, Б.Ельцина, экс-лжепатриарха А.Редигера, экс-лжепатриарха Диодора, В.Черномырдина /Шлеера/, А.Собчака /Финкельштейна/, А.Нагорного /Гребенского/, Б.Немцова, Д.Рокфеллера, Д.Ротшильда, Е.Примакова /Киршблата/, Г.Селезнёва, Г.Рябова и В.Тюльпанова, некрологи в СМИ ждут: А.Чубайса, А.Воловика, С.Степашина, П.Иванова, В.Соловьёва, В.Лебедева, лже-патриарха В.Гундяева-Вексельмана и Ю.Ярова, уже недалёк от помешательства и Э.Радзинский после автокатастрофы получивший инфаркт; умерли и мошенники выдававшие себя за сына Алексея - адмирал В.Дальский и за дочь Царя, Анастасию - Н.Билиходзе!

Самым секретным объектом на территории Российской Федерации является Царская Дача, расположенная в Первомайском районе Нижегородской области!

Все дачи Царей были рассекречены давно, остаётся большой вопрос – почему эта дача до сих пор не рассекречена?

На её территории остались целыми дома в которых жили Цари, а именно дом Императора Александра-I и дом Императора Николая-II, хотя сам Кремль с Введенским храмом были разрушены Троцким в 1927 году.
1.08.2003г., Архимандрит Анастасий отслужил литургию по Царскому чину на месте алтаря храма Введения, в центре Царского Скита Серафимо-Понетаевского монастыря – после чего сказал всем присутствующим: «Соединились Земля и Небо»!!!
.....
Всем Православным жителям Планеты надо ездить не «тусоваться» в Екатеринбурге, где Господь уже три раза «попускал» гореть монастырю в Ганиной Яме, а посещать именно эти места Серафима Саровского, с которых и начнётся Возрождение России, а Нижний Новгород станет новой Столицей России!

Сергей Жиленков
20.11.2017
Велимир
 
Сообщения: 1905
Зарегистрирован: 12 окт 2011, 22:24

Re: Как Церковь предала монархию в России

Сообщение Самарцевъ » 22 ноя 2017, 14:47

Монархистам в казачьей справе по данному факту я писал в марте сего года:
26 февраля 1917 г. заместитель синодального обер-прокурора князь Н.Д. Жевахов предложил председателю Св. Синода митр. Киевскому Владимиру (Богоявленскому) выпустить воззвание в поддержку монарха. Митр. Владимир отказался.
На следующий день, 27 февраля, с предложением осудить революционное движение к св. Синоду обратился сам обер-прокурор Н.П. Раев. Синод отклонил, мотивировав отказ тем, что еще неизвестно, откуда идёт измена – сверху или снизу.
На заседании Св. Синода 4 марта председательствовал митрополит Киевский Владимир, и новый синодальный обер-прокурор князь В. Н. Львов объявил о предоставлении РПЦ свободы от опеки государства, которая, мол, губительно влияла на церковно-общественную жизнь. Члены синода выразили искреннюю радость по поводу наступления новой эры в жизни церкви. Тогда же из зала заседаний синода по инициативе обер-прокурора было вынесено в архив царское кресло, которое в глазах иерархов являлось «символом цезарепапизма в Церкви Русской», т. е. символом «порабощения церкви государством».
На следующий день, 5 марта, Синод распорядился, чтобы во всех церквях Петроградской епархии многолетие Царствующему дому «отныне не провозглашалось».
6–8 марта. Св. Синод распорядился изъять из богослужебных чинов поминовение царской власти, о чём первоприсутствующий член Синода митрополит Киевский Владимир 6 марта разослал от своего имени по всем епархиям РПЦ телеграммы (66 внутри России и 1 — в Нью-Йорк) с распоряжением о том, что «моления следует возносить за Богохранимую державу Российскую и благоверное Временное правительство ея». Потом случилась некоторая полемика внутри Синода о форме моления за власть, и 7—8 марта Синод издал определение, по которому всему российскому духовенству предписывалось: «во всех случаях за богослужениями вместо поминовения царствовавшего дома возносить моление «о Богохранимой державе Российской и благоверном Временном правительстве ея».
Еще не было отречения от престола вел.князя Михаила Александровича, а дом Романовых уже был провозглашён «царствовашим».
9 марта Синод обратился с посланием «К верным чадам Православной Российской Церкви по поводу переживаемых ныне событий». Послание начиналось так: «Свершилась воля Божия. Россия вступила на путь новой государственной жизни. Да благословит Господь нашу великую Родину счастьем и славой на ея новом пути».
Де факто, к 9 марта из лозунга церковно-монархического лозунга «За Веру, Царя и Отечество» убрали «за Царя». Словосочетание «церковно-монархический» тоже потеряло свой смысл.
Вышенаписанное объясняет смыл сего плаката
Изображение
Это не нас просят покаяться, это попы просят прощения ну и необразованных прихожан присоединиться за отречение церкви от помазанника божия.

http://eniseycossaks.listbb.ru/viewtopic.php?f=11&t=445
Аватара пользователя
Самарцевъ
 
Сообщения: 306
Зарегистрирован: 16 окт 2012, 16:35

Re: Как Церковь предала монархию в России

Сообщение Самарцевъ » Сегодня, 00:32

Слышали ли вы о том, что деньги, тайно доставленные в Тобольск для выкупа царской семьи, запретил передавать охране патриарх Тихон ?..
Как Церковь свергла царскую власть: историк Михаил Бабкин, открывший правду, боится удара топором: "Царя они не считали за "своего", воспринимали как конкурента".
Именно Церковь сыграла ключевую роль в свержении царской власти как института, считает историк Михаил Бабкин. Если бы не позиция церковников, исторические события в России пошли бы по совсем другой траектории.
Об этом почти не говорят — РПЦ тема "Церковь и революция" крайне раздражает. Слышали ли вы, например, о том, что деньги, тайно доставленные в Тобольск для выкупа царской семьи, запретил передавать охране патриарх Тихон?
Русская православная церковь весьма пышно и торжественно отметила столетнюю годовщину восстановления патриаршества в РПЦ. Напомним, что решение об этом принял Поместный собор, заседавший с августа 1917-го по сентябрь 1918 года. 18 ноября 1917 года по новому стилю на соборе прошли выборы патриарха, победителем которых стал митрополит Тихон (Белавин). 4 декабря 1917 года прошла его интронизация. В юбилейных речах церковных иерархов много говорилось о жертвах, понесенных Церковью в годы революционного лихолетья.
Но ничего не сказано о том, что немалая доля ответственности за катастрофу приходится на саму Церковь. Этот пробел восполняет в интервью «МК» автор многочисленных научных работ по истории РПЦ доктор исторических наук, профессор Российского государственного гуманитарного университета Михаил Бабкин.
— Михаил Анатольевич, при знакомстве с темой Поместного собора 1917-1918 годов возникает совершенно сюрреалистическое ощущение. За стенами высокого церковного собрания бушует революция, меняются правительства и исторические эпохи, а его участники все заседают и заседают, решая вопросы, которые на фоне происходящего трудно назвать злободневными. Интересно, сами участники собора сознавали, что несколько, так сказать, выпадают из контекста?
— В своих воспоминаниях участники собора, в частности Нестор (Анисимов) — на тот момент епископ Камчатский и Петропавловский, — пишут, что они не отреагировали на октябрьский переворот, считая, что Церковь не должна вмешиваться в политику. Пусть, мол, «псы дерутся», наше дело — внутрицерковное.
— Но ведь во время событий Февральской революции Церковь занимала совершенно иную позицию.
— Согласен, церковные иерархи заняли тогда очень активную политическую позицию. Святейший синод Православной российской церкви принял целый комплекс мер, чтобы снять c повестки дня вопрос о монархии.
Как известно, 2 марта 1917 года (15 марта по новому стилю, здесь и далее даты приводятся по юлианскому календарю. — «МК») Николай II отрекся от престола в пользу своего брата Михаила Александровича. Но Михаил Александрович, вопреки распространенному мнению, от престола не отрекался — он передал вопрос о власти на рассмотрение Учредительного собрания. В его «Акте» от 3 марта говорилось о том, что он готов восприять власть лишь в том случае, «если такова будет воля великого народа нашего». Остальные члены дома Романовых, имевшие согласно закону о престолонаследии 1797 года право на трон, от него также не отказывались.
Соответственно, Россия стояла 3 марта на исторической развилке: быть ей монархией в той или иной форме — ну понятно, что более реальным вариантом была конституционная монархия, — либо республикой в той или иной форме.
Но уже с 4 марта, несмотря на отсутствие юридического отречения от престола дома Романовых, Синод начал рассылать во все епархии телеграммы с распоряжением прекратить упоминать в богослужениях имена членов «царствовавшего дома». В прошедшем времени! Вместо этого предписывалось молиться о «благоверном Временном правительстве». Слова «император», «императрица», «наследник престола» стали запретными. Если же кто-то из священников продолжал возносить молитвы о Романовых, Синод применял в отношении нарушителя меры дисциплинарного взыскания: клириков запрещали в служении или, если они служили по военному ведомству, отправляли на фронт, в действующую армию.
— Но ведь с 3 марта — с назначения нового обер-прокурора, Владимира Львова — Синод был уже частью новой власти. Разве мог он действовать по-другому?
— В первые дни революции Синод действовал абсолютно самостоятельно. Переговоры между церковными иерархами и революционным властями — я установил это по архивным документам — начались еще до отречения Николая II, 1-2 марта.
Да и в дальнейшем отношения между Временным правительством и Синодом нельзя назвать отношениями начальников и подчиненных. На первой встрече нового обер-прокурора с членами Синода, состоявшейся 4 марта, была достигнута взаимная договоренность. Синод обещал легитимировать Временное правительство, привести народ к присяге на верность ему, издать ряд актов, необходимых, по мнению новой власти, для успокоения умов. Взамен Временное правительство устами нового обер-прокурора Святейшего синода Владимира Львова пообещало предоставить Церкви свободу самоуправления и самоустроения. В общем, вы — нам, мы — вам. А в вопросе отношения к монархии Синод даже превосходил по радикальности Временное правительство.
Керенский решился объявить Россию республикой лишь 1 сентября 1917 года. А Синод уже в первые мартовские дни предписал клиру и пастве забыть не только о бывшем императоре, но и о монархической альтернативе в целом.
Особенно ярко эта разница в подходах проявилась в текстах присяг. В гражданской, светской, установленной Временным правительством, речь шла о верности Временному правительству «впредь до установления образа правления волею народа при посредстве Учредительного собрания». То есть вопрос о форме правления здесь был открыт.
Согласно же текстам церковных ставленнических присяг, принимавшихся при посвящении в новый сан, церковно- и священнослужители обязывались «быть верным подданным Богохранимой Державе Российской и во всем по закону послушным Временному правительству ея». И точка.
— Однако позиция Церкви вполне соответствовала тогдашним общественным настроениям. Быть может, она просто плыла по течению?
— Нет, Церковь во многом сама формировала эти настроения. Ее влияние на общественно-политическое сознание паствы было огромным.
Возьмем, например, правые, монархические партии. До революции они были самыми многочисленными политическими объединениями в стране. В советской, да и в постсоветской историографии утверждалось, что царский режим прогнил настолько, что монархия рассыпалась при первом же толчке. И в подтверждение как раз приводилась судьба правых партий, которые, мол, просто растворились после революции. Они действительно исчезли с политической сцены, но не по причине своей «прогнившести». В программах всех правых партий говорится о «послушании святой Православной церкви». Святейший же синод, введя запрет на богослужебное поминовение царя и «царствовавшего дома», тем самым выбил из-под ног монархистов идеологическую почву.
Как правые партии могли агитировать за царскую власть, если Церковь запретила даже молитвенный звук о царе? Монархистам действительно оставалось лишь разойтись по домам. Короче говоря, члены Синода не плелись за паровозом революции, а, напротив, были одним из ее локомотивов.
Именно Церковь сыграла ключевую роль в свержении царской власти как института. Если бы не позиция членов Синода, занятая ими в мартовские дни, исторические события пошли бы — это совершенно очевидно — по другой траектории. Кстати, семь из 11 церковных иерархов, являвшихся на тот момент членами Синода (а это в том числе будущий патриарх Тихон) причислены к лику святых. Либо в РПЦ, либо в РПЦЗ, либо и там и там.
— Чем же царь не угодил духовенству?
— Они видели в нем харизматического конкурента: царская власть, так же как и власть священства, обладала трансцендентальной, харизматической природой. Император как помазанник Божий имел огромные полномочия в сфере церковного управления.
— Насколько я понимаю, согласно Акту о престолонаследии Павла I, сохранявшему силу вплоть до Февраля, царь был главой Церкви?
— Не совсем так. В акте императора Павла I об этом говорится не напрямую, а вскользь, в виде пояснения: занятие престола запрещалось лицу иной, не православной веры, поскольку «государи российские суть главою Церкви». Все. На самом деле место царя в церковной иерархии не было четко определено.
Здесь нужно пояснить, что власть священства состоит из трех составляющих. Первая — власть священнодействия, то есть совершение церковных таинств, служение литургии. На это российские монархи никогда не претендовали.
Второе — власть учительства, то есть право проповедать с амвона. Императоры имели власть учительства, но практически не пользовались ею.
Третья составляющая — церковное управление. И вот здесь власти у императора было намного больше, чем у любого из епископов. И даже всех епископов вместе взятых. Духовенство это категорически не устраивало. Они не признавали за монархом священнических полномочий, считая его мирянином, были недовольны вмешательством царя в церковные дела. И, дождавшись удобного момента, свели счеты с царством.
С богословской точки зрения революционная смена власти была легитимирована церковью в синодальном переводе Послания к римлянам апостола Павла, сделанном в середине XIX века. Фраза «несть бо власть, аще не от Бога» была переведена там как «нет власти не от Бога». Хотя буквально означает: «Не есть власть, если не от Бога». Если же всякая власть от Бога, то что получается? Что изменение формы правления, революция, — тоже от Бога.
— Почему же, поддержав Временное правительство в марте, Церковь пальцем не пошевелила, чтобы помочь ему в октябрьские дни?
— Октябрьский кризис в определенном смысле играл на руку Поместному собору, который в обиходе называли «церковным учредительным собранием».
Дело в том, что, поскольку Церковь на тот момент не была отделена от государства, все решения собора, в том числе обсуждавшееся в те дни предложение о восстановлении патриаршества, должны были быть представлены на утверждение Временному правительству, остававшемуся высшей властью в стране. А оно могло в принципе и не согласиться с ними. Поэтому на октябрьский переворот собор отреагировал в первую очередь форсированием, ускорением процесса введения патриаршества. В возникшем вакууме власти Церковь увидела для себя дополнительный шанс: постановления собора ни с кем теперь не нужно было согласовывать. Решение о восстановлении патриаршества было принято 28 октября — всего через два дня после захвата власти большевиками. А еще спустя неделю, 5 ноября, был избран новый патриарх. Спешка была такая, что постановление, определявшее права и обязанности патриарха, появилось уже после его интронизации.
Словом, у высшего духовенства и в мыслях не было поддерживать Временное правительство. Пусть, мол, будет любая власть, лишь бы не царская. Никто тогда не верил в прочность положения большевиков, да и сами они отнюдь не казались тогда Церкви исчадиями ада.
Примерно через год после октябрьского переворота патриарх Тихон сказал в одном из своих посланий пастве (передаю близко к тексту): «Мы возлагали надежды на советскую власть, но они не оправдались». То есть, как явствует из этого документа, определенные расчеты на нахождение общего языка с большевиками были.
Церковь молчала, когда они захватили власть, молчала, когда начали преследовать своих политических оппонентов, когда разогнали Учредительное собрание... Голос против советской власти духовенство начало поднимать лишь в ответ на «недоброжелательные» действия по отношению к самой Церкви — когда у нее начали отбирать храмы и земли, когда начались убийства священнослужителей.
— Тем не менее уже в январе 1918 года в постановлении по поводу декрета об отделении Церкви от государства собор прямо призвал к неповиновению новым властям. Однако благополучно продолжил работу. Чем можно объяснить такую мягкость большевиков? Она была осознанной либо у них просто не дошли тогда до Церкви руки?
— Во-первых, руки действительно дошли далеко не сразу. Главной целью большевиков в первые недели и месяцы после переворота было удержать власть. Все иные вопросы отодвигались на второй план. Поэтому и на «реакционное духовенство» советская власть смотрела поначалу сквозь пальцы.
Кроме того, в восстановлении патриаршества большевистское руководство, судя по всему, увидело для себя определенные выгоды. С одним человеком проще договориться, проще прижать его в случае необходимости к ногтю, чем коллективный орган управления.
Согласно известному апокрифу, прозвучавшему впервые в проповеди митрополита Русской православной церкви за рубежом Виталия (Устинова), Ленин, обращаясь в те годы к духовенству, сказал: «Вам нужна Церковь, вам нужен патриарх? Хорошо, будет у вас и Церковь, будет у вас и патриарх. Но мы дадим вам Церковь, мы дадим вам и патриарха». Я искал подтверждения этих слов, но не нашел. Но на практике так в конце концов и получилось.
— Собор заседал более года, последнее заседание прошло в конце сентября 1918 года, в разгар красного террора. Тем не менее он считается незаконченным. По версии патриархии, «20 сентября 1918 года работа Поместного собора была насильственно прервана». В какой мере это соответствует действительности?
— Ну что считать насильственным? Матросы Железняки туда не приходили, никого не разгоняли. Многие вопросы действительно оставались нерешенными — готовился ведь целый комплекс проектов церковных преобразований. Но воплотить их в жизнь ввиду новых политических реалий уже не представлялось возможным. Поэтому дальнейшее обсуждение теряло смысл.
Возникла и чисто финансовые проблема: кончились деньги. Новая власть не намеревалась финансировать собор, а прежние резервы были исчерпаны. А расходы ведь между тем были совсем немалыми. На обеспечение деятельности собора, на проживание делегатов — гостиницы, командировочные... Участники в итоге начали разъезжаться по домам — кворума уже не было. Настроение оставшихся было подавленным.
Почитайте «деяния» собора, выступления на последних его заседаниях: «нас очень мало», «сидим без денег», «власть всюду чинит препятствия, отбирает помещения и собственность»... Лейтмотив был: «Мы все равно ничего тут не высидим». То есть они сами распустились — продолжать работу не было уже никакого резона.
— Патриарх Тихон стал предстоятелем Церкви поистине волею случая: за обоих его соперников, дошедших до второго тура выборов, жеребьевки, было отдано, как известно, больше голосов. Счастливым этот случай с учетом трагических событий, случивших вскоре со страной, с Церковью и самим патриархом, назвать сложно, но все-таки насколько, по-вашему, Церкви повезло с Тихоном? Насколько хорошим патриархом, насколько адекватным тем задачам и проблемам, которые стояли тогда перед Церковью, он оказался?
— С именем Тихона связано очень много мифов. Считается, например, что он анафематствовал советскую власть. Речь идет о его послании от 19 января 1918 года. На самом же деле у этого обращения не было конкретного адресата, оно было сформулировано в самых общих словах. Анафеме предавались стремившиеся «к тому, чтобы погубить дело Христово и вместо любви христианской всюду сеять семена злобы, ненависти и братоубийственной брани». Между тем в арсенале Церкви было много довольно эффективных способов воздействия на власть. В том числе, например, интердикт, запрещение церковных треб до выполнения определенных условий. Условно говоря, священники могли перестать причащать, отпевать, крестить, венчать население до тех пор, пока не будет свергнута безбожная власть. Патриарх мог ввести интердикт, но не сделал этого. Уже тогда, в первые годы советской власти, Тихон подвергался критике за нежелание жестко противостоять большевикам. Его имя расшифровывали как «Тих он».
— На меня, признаюсь, произвела сильное впечатление история, рассказанная вами в одной из ваших работ со ссылкой на тобольского архивиста Александра Петрушина: у Церкви была реальная возможность спасти царскую семью в период безвластия, наступивший после свержения Временного правительства, но Тихон распорядился использовать собранные для выкупа Романовых деньги на церковные нужды. Вы уверены, кстати, в ее достоверности?
— Впервые она была опубликована в 2003 году в историческом журнале «Родина», учредителями которого являются Администрация Президента России и Правительство России. А потом я сам разыскал этого Петрушина. По образованию он историк, но работал в КГБ, потом — в ФСБ. Лет 10 как вышел в отставку.
По его словам, в силу своих должностных обязанностей он искал в Сибири золото Колчака. Золота, конечно, не нашел, но при исследовании местных архивов натолкнулся на множество других интересных вещей. В том числе на эту историю.
В 1930-е годы НКВД расследовал дело о каком-то контрреволюционном подполье, по которому проходил епископ Иринарх (Синеоков-Андриевский). Он-то и рассказал об этом. Деньги, о которых идет речь, предназначались охране царской семьи в Тобольске, состоявшей из трех гвардейских стрелковых рот — 330 солдат и 7 офицеров. В августе 1917 года им было назначено двойное жалованье, однако, когда власть поменялась, выплаты прекратились.
Охрана была согласна передать царскую семью любой власти, кому угодно, кто погасит образовавшийся долг. Об этом стало известно монархистам Петрограда и Москвы. Деньги были собраны, тайно доставлены в Тобольск и переданы местному епископу Гермогену.
Но к тому времени структура церковного управления поменялась — появился патриарх. И Гермоген не решился действовать самостоятельно, обратился за благословением к Тихону. Тихон же принял то решение, о котором вы уже сказали, — запретил использовать эти ценности по изначальному назначению. Куда они в итоге делись, неизвестно. Ни НКВД, ни КГБ не смогли отыскать никаких следов. Ну а Романовых в конце концов выкупили большевики. В апреле 1918 года в Тобольск прибыл отряд красноармейцев во главе с уполномоченным Совнаркома Яковлевым, доставивший гвардейцам задержанное жалованье. И увез царскую семью в Екатеринбург, на их голгофу.
Строго говоря, источник Петрушина не вполне надежный, но я ему склонен доверять, потому что его рассказ ничуть не противоречит огромной массе задокументированных фактов, свидетельствующих о негативном отношении Церкви и патриарха Тихона в частности к монархии и последнему русскому императору.
Достаточно сказать, что за все время своей работы Поместный собор не предпринял никаких попыток помочь Николаю II и его семье, когда они находилась в заточении, ни разу не высказался в их защиту. Об отрекшемся императоре вспомнили лишь однажды — когда пришло известие о его расстреле. Да и то долго спорили, служить или нет панихиду. Примерно треть участников собора была против этого...
Полный текст http://www.mk.ru/social/2017/12/07/kak- ... porom.html
Аватара пользователя
Самарцевъ
 
Сообщения: 306
Зарегистрирован: 16 окт 2012, 16:35


Вернуться в Вечевая Изба

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4