Юлий Лисовский. Способна ли Россия сохранить суверенитет?

В частности, здесь предлагается обсуждать книги Международного Издательского Дома "Осознание" http://www.osoznanie.su

Юлий Лисовский. Способна ли Россия сохранить суверенитет?

Сообщение Велимир » 25 фев 2017, 10:52

Вот публикуется книга, в чём-то аналогичная моей книге "Волхвы против глобализма". Поскольку вопросы правильной стратегии родноверов остаются актуальными, размещаю тут доставшийся мне фрагмент этой книги.


18.02.2017 г.
Сайт Движения за возрождение отечественной науки продолжает публиковать книгу «Способна ли Россия сохранить суверенитет?» кандидата физико-математических наук Юлия Александровича Лисовского, известного целым рядом глубоких работ по экономике и экономической политике.
Ранее были опубликованы: глава 1 , глава 2 , глава 3, глава 4, глава 5. Ниже предлагается 6-я глава этого труда. – Ред. сайта ДЗВОН.


Глава 6. Сетевая война Запада против России

6.1. Поражение СССР как результат сетевого проникновения США в информационное пространство страны

Субсети – инструменты проникновения в информационное пространство страны


Начало сетевой войны против России следует датировать первыми десятилетиями ХХ века, когда мы ещё не осознали этот процесс.
Соединённые Штаты не могли победить СССР ни в военном столкновении, ни путём противоборства спецслужб. Иерархические структуры СССР были достаточно эффективно защищены от этого. Но они не были защищены от сетевых стратегий, включавших неформальное проникновение, поиск слабых, неопределённых, неустойчивых составляющих советской иерархии. СССР разрушила не армия США, не антисоветская организация, не отдельные одиозные личности в высших эшелонах власти, вроде Ельцина или Горбачёва, а организованная США сетевая война.
Целью сетевой войны было разрушение государственной иерархической вертикальной сети и изменение менталитета и целеполагания властвующей элиты, интеллигенции и рядовых граждан России. Инструментом сетевой войны были скоординированные внешней сетью разнообразные субсети, включавшие интеллигенцию с маниловским менталитетом, этнические группы и религиозные секты, политических заговорщиков и авантюристов, профессиональных провокаторов и шпионов, коррумпированных представителей бюрократии и даже советские, а затем российские спецслужбы.

Расшатав идеологические основы СССР, мы сумели бескровно вывести из войны за мировое господство государство, составляющее основную конкуренцию Америке.
Билл Клинтон. 42-й Президент США. Выступление на совещании объединенного комитета начальников штабов 25 октября 1995 г.[1]

Вброс Западом в CCCР в 80-90-е годы своих мировоззренческих штампов сопровождался поддержкой протестных и деструктивных организаций, созданием «пятых колонн» вроде «правозащитников», манипуляцией внутренней антисоветской оппозицией. В результате этой деятельности в ряде социальных групп сформировалась новая система ценностей, изменилось целеполагание, определилась альтернативная модель экономического и политического развития. Основная идея, вброшенная в советский социум, была коммерциализации всех слоёв общества: от политической номенклатуры и бюрократии до спецслужб, религиозных, культурных и научных институтов. Патриотизм, коллективизм вытеснялись главенством денег как основной ценностью жизни. Об уровне изменения менталитета управляющей элиты под влиянием сетевого проникновения говорит тот факт, что уже в июле 1991 г. США перестали рассматривать обкомы КПСС в качестве целей в случае ядерного конфликта, поскольку практически они уже не являлись частью военной структуры СССР[2].
В уничтожении СССР оказались заинтересованы не только его стратегические внешние противники, но и его собственная высшая политико-идеологическая элита (Горбачёв, Яковлев, Шеварднадзе, Ельцин и др.). Далее в процесс уничтожения социалистической системы были включены «красные директора», силовые структуры, региональные бюрократы, деятели искусства и культуры. Все они в той или иной мере были вовлечены в раздел и приватизацию собственности, что привело к кардинальной смене их идеологической и политической ориентации.
Реальная элита: ученые, писатели, художники, учителя, инженеры и т. д., - за редчайшим исключением оказались полностью лишены влияния на общество и управление собственностью, что мгновенно сказалось в исторически беспрецедентной деградации всей социально-экономической структуры нашей страны.
Руководители страны и спецслужбы не поняли значения изменений методов ведения войны. Они не оказали заметного сопротивления процессу массированного сетевого проникновения в информационное пространство СССР внешних сетевых операторов и не смогли нейтрализовать сетевые атаки. Устаревшие иерархические вертикальные контрразведывательные структуры не спасли СССР от поражения в сетевой войне, приведшей к его распаду.

«Могущество приходит сегодня из другого источника, используется по-другому и способно вызывать эффекты, которых не было никогда раньше. В эпоху индустриального общества мощь зависела от масс. Теперь она имеет тенденцию зависеть от информации, доступа к ней и скорости этого процесса. Нам пришлось назвать эту новую теорию войны сетецентричным военным искусством».
Артур Цебровски, вице адмирал. Теоретик войн нового типа. Директор центра трансформации вооруженных сил[3]

В отличие от силовых войн прежнего поколения деструктивные сетевые структуры внешне могут быть не связанны ни со стратегическими иностранными институтами, ни с иностранными спецслужбами. Внешне нейтральная правозащитная общественность или маргинальная религиозная секта могут быть использованы как элементы деструктивной сети. Информационные стратегии, опирающиеся на аморфные неправительственные организации и фонды, научные и культурные объединения, молодежные движения смогли без прямого военного вмешательства привести ситуацию к желательному для США геополитическому результату - развалу СССР [4]. Деятельность таких структур формально не имеет ничего противозаконного, что позволяет сетевым операторам под безобидным легальным прикрытием эффективно решать требуемые деструктивные задачи. Поскольку подобные структуры являются лишь субсетью в сетевой войне, её участники могут даже не представлять, на кого они работают и какую стратегическую роль выполняют. Это делает данный вид сетевого оружия особенно эффективным и трудно преодолимым[5].

Сетевое противостояние России и США

В Стратегии национальной безопасности США, принятой в 2015 г., в качестве одной из трёх основных глобальных угроз указана Россия[6].
Ответом на американскую Стратегию явилось принятие 31 декабря 2015 г. новой Стратегии национальной безопасности России[7]. В сравнении с предыдущей версией в ней вместо языка глобального партнерства и толерантности используется язык фактически развязанной Западом новой холодной сетевой войны. Эту же терминологию вынужден использовать Президент В. Путин в Посланиях Федеральному Собранию в конце 2015 и 2016 г.[8], [9]
В новой Стратегии и в Посланиях констатируется ряд угроз российской государственности:
· активизация мировой борьбы на уровне ценностей и моделей общественного развития;
· использование в геополитических целях манипулирование общественным сознанием с использованием информационных и коммуникационных технологий;
· несоответствие оборонного потенциала и мобилизационной готовности РФ мировой ситуации;
· высокая зависимость экономики РФ от внешнеэкономической конъюнктуры, незащищенность национальной финансовой системы от иностранного капитала;
· высокий уровень социального и имущественного неравенства;
· незащищённость традиционных российских духовно-нравственных ценностей.
Однако констатация угроз не обеспечивает автоматического их устранения: большинство правильных положений Стратегии являются просто декларациями[10]. Безопасность государства требует системных мер, а не единичных решений в режиме ручного управления. Развитие по старым политическим и экономическим алгоритмам без глубокой трансформации системы власти и экономики обрекают основные положения Стратегии на провал, что в условиях сетевой войны грозит России развалом или потерей суверенитета.
Новая Стратегия национальной безопасности России и Послания Президента содержат массу внутренних системных противоречий. Они пытается совместить не совместимое: заложенную в 90-х прозападную идеологию и политику с реальностями сетевого противоборства России с Западом.
Идея интеграции России в западный мир с помощью сетевых технологий является частью стратегии США распространения американского доминирования на весь мир. Как бы ни рассматривали США российскую власть - как партнёров или враждебную сторону, сетевая война будут проводиться в любом случае с целью встраивания России в общую мировую систему, соответствующую интересам глобальных наднациональных сетевых структур.

Список угроз суверенитету РФ

Рассмотрим список угроз суверенитету, содержащийся в Стратегии национальной безопасности России.
Оборона страны. Невозможно наращивание оборонного потенциала и повышение мобилизационной готовности при существующем уровне коррупции и некомпетентности, при господстве приоритетов частного сектора в экономике и продолжающейся теневой приватизации.
Государственная безопасность. Противодействие пропагандистским структурам Запада невозможно при отсутствии государственной идеологии и, тем более, в условиях почти полной зависимости информационного поля РФ от стратегических интересов США.
Социальное расслоение. Повышение качества жизни граждан требует изменения стратегии экономической политики правительства РФ, создания более справедливого общества. Стратегия лишь заявляет о необходимости снижения уровня социального и имущественного неравенства, об обеспечении трудовой занятости населения, о защите от безработицы. Но при этом не говорится о механизмах сохранения социального государства, об обеспечении соответствия прав и обязанностей, труда и вознаграждения, заслуг и их признания, преступления и наказания, о соответствии роли различных социальных групп и индивидов в жизни общества и их социального положения в нём.
Модернизация экономики. Стратегия декларирует укрепление национальной экономической системы, обеспечение её суверенитета и устойчивости, преодоление экспортно-сырьевой модели, модернизацию экономики, избавление её от прессинга внешнеэкономической конъюнктуры. Но развитие экономики не осуществимо при отсутствии суверенитета финансовой системы России. Невозможна также реальная модернизация экономики в условиях растущей зависимости от высокотехнологичного экспорта из стран потенциальных противников и реальных конкурентов.
Развитие науки, технологий и образования. Стратегия предполагает государственную поддержку фундаментальных и прикладных научных исследований. Но это намерение невозможно реализовать при активном встраивании науки и образования в мировую западноцентричную систему ради решения её задач.
Здравоохранение. Стратегия ставит задачу повышения доступности и качества медицинской помощи. Но эта задача принципиально не может быть решена в условиях коммерциализации здравоохранения и растущего социального расслоения.
Культура. В Стратегии заявлена необходимость укрепления традиционных российских духовно-нравственных ценностей, что принципиально не возможно при отсутствии защиты от реально наблюдаемых процессов коммерциализации культуры, при засилье потребительской морали и лживой, примитивно-развлекательной ориентации СМИ.
Экология и природопользование. Стратегия декларирует необходимость развития экологически безопасных производств и технологий. Но задача не может быть решена, если экономика функционирует по рыночному принципу – ради получения прибыли любой ценой, Задачу невозможно решить без изменения целей экономической деятельности и без приоритетной системы инвестирования за счёт государственного и частного сектора в развитие этих производств и технологий.
Геополитика. Стратегия декларирует задачу создания системы международных отношений, основанной на международном праве. Положение не реализуемо при существующем повсеместном попрании норм международного права на мировой арене ради доминирования США. Задача не может быть решена из-за отсутствия у самой России альтернативного глобального проекта и заметного присутствия в верхних эшелонах власти РФ лиц, находящихся под сетевым контролем Запада.
Особую опасность в информационной войне представляет отставание России в области высоких технологий. Страна не имеет современной элементной базы для создания необходимого оборудования и соответствующей IT инфраструктуры.
Например, под полным контролем США находится глобальный Интернет. Он был разработан Пентагоном сначала для внутренних нужд, а далее распространился под контролем США на весь мир. Он позволяет, минуя любые национальные барьеры, передать информацию в нужном США виде в нужную точку, в нужное время. В момент кризиса, в момент реализации сетевой операции или глобального обострения США могут лишить Россию информационного глобального пространства. Создание национального Интернета в России, параллельного глобальному, не сможет нейтрализовать действия глобальной сети. Современные технологии без особых проблем позволяют любому пользователю выйти в глобальную сеть, минуя свой национальный сегмент.

6.2. Сетевая война за создание системы контроля США над РФ

Сетевой контроль над гражданами РФ и верхними эшелонами власти

С позиции сетевой войны современная Россия находится в геополитическом, политическом, экономическом и социальном кризисе, что делает всю систему власти уязвимой. США рассматривают данную ситуацию как реальную возможность для продолжения установления прямого сетевого контроля над страной.
Геополитическая стратегия США сегодня ориентирована на блокирование сдвига нашего общества в сторону патриотизма и конфронтации с США. В рамках этой стратегии любые попытки России выстроить систему национальной безопасности являются объектом сетевой атаки США. Америка намерена выдавить Россию с постсоветского пространства, привести в странах СНГ к власти политиков, готовых порвать отношения с Москвой и завершить распад единого пространства СССР.
Наиболее интенсивно идёт сетевая война за создание системы контроля над верхними эшелонами власти. Корысть и интеллектуальная неадекватность власти России в условиях сетевой войны с США, по сути, ставит страну на грань распада. Западные сети, проникшие в верхние эшелоны власти России в 90-е годы, сохранились до сих пор и продолжают успешно выполнять деструктивные задачи. Противодействие сетевому проникновению почти полностью блокируется агентами влияния, прозападно-ориентированной частью Правительства, коррумпированной частью бюрократии и крупным бизнесом, встроенным в западную финансовую систему. В реализации сетевой стратегии задействованы либеральные сети, молодёжные движения, националистические, этнические, религиозные, научные, культурные и экспертные сети. Все они легко могут быть включены в глобальную сеть как целевые субсети в случае геополитического, социального или экономического обострения.
В результате воздействия активных сетевых проникновений геополитика, внутренняя политика и экономика современной России в значительной мере находятся под внешним управлением .
Под контроль глобальной сети попали:
· финансовая система (через политику ЦБ России),

«… наши коррупционеры из Центробанка договорились с VISA и Mastercard и изобразили фиктивную платежную систему. Теперь там знают всё: кто контрагенты российских оборонных компаний, кто и какую зарплату получает и так далее - все то, что в СССР было секретным. Вот такая у нас независимость».
М. Хазин[11].
· экономика (через олигархов и коррумпированную бюрократию),
· высокотехнологичная промышленность (через зависимость от поставок западных комплектующих и от иностранных технологий),
· политические элиты (через коммерциализацию и коррупцию),
· СМИ (через копирование западных подходов к содержанию и к подаче информации),
· образование (через смещение целей образования от содержательной части к имитации западных учебных систем),
· научные институты (через систему вывоза мозгов и получение иностранных грантов),
· молодёжные среды (через моды, стили, Интернет, образование на Западе).

Сети создают стартовые условия для конфликта

Стратегия ведения сетевых войн активно используется США при создании «стартовых условий» для возможного конфликта до его начала. В основу стратегии положены принципы «ненасильственных действий», разработанные теми же самыми мозговыми центрами, которым принадлежит авторство доктрины сетевых войн[12].
Великолепной базой для сетевой войны против России может служить разгорающийся экономический и политический кризис. Через глобальную сеть и субсети внутри РФ легко оказать влияние на социальные, информационные и когнитивные процессы. Свою роль, которая определена операторами глобальной сети, играют и прозападные субсети и оппозиция власти. Даже пассивность большинства граждан, не понимающих происходящего, уставших от обещаний и обманов политиков, используется в сетевой войне.
Распространение через сетевые технологии религиозного экстремизма в РФ также является одним из ключевых факторов, способствующих ослаблению российской государственности, росту нестабильности в обществе, усилению сепаратистских настроений в отдельных регионах. По данным Департамента консульской службы МИД в РФ ежемесячно въезжает по религиозным каналам порядка 1000 иностранных граждан. При этом число приглашений, оформленных по линии традиционных конфессий, составляет менее 10 % от этого числа[13].
Навязывание нашей стране чуждых ценностей и разрушение сложившихся веками устоев и обычаев так или иначе ориентированы на изменение традиционного мировоззрения с последующим уничтожением российской государственности.
Ряд тоталитарных религиозных объединений являются серьёзной общественной силой. Например, только в Российский Объединенный Союз Христиан Веры Евангельской входит более 1100 церквей с численностью примерно 600-800 тыс. человек[14]. Наибольшую опасность представляет тот факт, что новые религиозные объединения являются глобальными движениями, построенными на сетевом принципе. При этом они жёстко нацелены на вхождение во власть и постулирую свою цель как «новый мировой порядок с сектантами во главе…. власть должна быть захвачена не «снизу», а «сверху» - через управленческие структуры, постепенно инфильтрированные адептами секты»[15].
Особую опасность представляют сетевые технологии «замещения сознания», ориентированные на молодежь. Формально власть констатирует необходимость нравственного воспитания молодёжи, но действует через построенное по западным стандартам школьное образование, через коммерциализированные театры, кино, телевидение, музейные площадки и контролируемый США Интернет[16]. Как при этом можно получить декларируемый результат?

«…дети из благополучных семей выходят утром в школу и попадают на специальные явочные квартиры, где уже находятся алкоголь и наркотики, и они обязаны вписаться, ...в эту криминальную субкультуру, чтобы не стать «опущенными», и оплатить алкоголь и наркотики собственным телом….
Это дети 11-ти, 12-ти, 13-ти, 14-ти лет…
Эта криминальная субкультура <распространяется> в сети Интернет… Огромное количество групп, где есть данные по квартирам, но самое страшное – большое число групп с лозунгами: «Смерть – легавым, жизнь – ворам», – с количеством подписчиков от 85 тысяч до 800 тыс. человек. Это дети и подростки. И самое главное, что мы заметили, делая аналитику, – это очень качественные видеоматериалы, это записанные саундтреки, это записанные песни и сувенирная продукция, которая производится в этих группах, что дает нам понимание, что за этим стоят очень большие деньги и заинтересованные люди».
Я. Лантратова. Член Президиума Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.[17]

В соответствии с теорией сетевых войн сеть призвана действовать на четырёх уровнях и должна достичь успеха за счёт комплексного влияния на всех этих уровнях.

· На физическом уровне: обеспечить кадры и технические средства под проведение сетевых операций в самых разных сегментах общества. Обеспечить критическую массу людей, готовых под разными лозунгами и с разными целями принять активное участие в действиях субсетей.
· На информационном уровне: раздувать существующие реальные проблемы; обострять психологическую обстановку вокруг конфликтных ситуаций; обеспечивать взаимодействие между различными сетевыми организациями, придерживающимися наиболее радикальных взглядов.
· На когнитивном уровне: повлиять на сознание людей, подтолкнув их к убеждению, что ситуацию надо менять радикальными способами, что «дальше так жить нельзя», внушить необходимость личных силовых действий против коррумпированной и некомпетентной бюрократии.
· На социальном уровне: активизировать этнические, религиозные, социальные, административные и экономические группы населения с целью решения проблем радикальными методами.

Решающий эффект достигается одновременным и однонаправленным действием всех этих элементов, преодолением противоречий между локальными субсетями, входящими в глобальную сеть[18].
Свой вклад в раскачивание ситуации в России вносят федеральные и региональные националистически настроенные политические силы. К ним относятся субсети, провокационно действующие под знаменем «русского национализма» или «державности», а также многочисленные радикальные националистические, религиозные и культурные организации в регионах.
Наиболее интенсивно идёт сетевая война на Кавказе. Этот регион населён разными этносами с различными религиозными традициями, там сложная экономическая обстановка, безработица молодёжи и множество административных проблем в руководстве республик. Регион погружён в конфликты между этносами, религиями, формальными административными структурами и неформальными кланами и группировками. Глобальная сеть пытается соединить эти разнородные и противоречивые элементы в рамках проводимых сетевых операций против России.
Сегодня на Юге России действует множество неправительственных организаций и других структур, ведущих сетевые операции. За спиной этих операторов стоят США, которые в каждом конкретном случае используют сетевые инструменты. Они опираются на те социальные группы, противостоящие федеральной власти: на коррумпированную часть бюрократии, на амбициозные бизнес – элиты, на криминальные группировки. Часть таких сетей напрямую финансируется США: различные неправительственные организации, фонды, этнические движения, структуры радикального ислама, и т. д.
В зависимости от успешности различных вариантов развёртывания событий, эти процессы могут привести к сепаратизму отдельных республик Северного Кавказа или создать в регионе зону длительного хаоса для решения более общей сетевой задачи - распространение управляемого кризиса на территорию всей России[19].
Уровень готовности США вести информационную войну на Северном Кавказе продемонстрировала информационная операция, сопровождавшая боевые действия в Южной Осетии в 2008 г. При её реализации была создана глобальная система воздействия на все возможные мировые информационные потоки, касавшиеся Осетии и Грузии. Эта система контролировалась из единого центра[20].

6.3. Команда Путина в сетевой войне

Стабилилизация системы сетевой вертикалью власти - неспособность к развитию

На данный момент команде Путина на внутреннем политическом поле ничто не угрожает. Рейтинг действующего президента высок и на публичном политическом поле России нет политических игроков или групп, которые могут привести к дестабилизации политической ситуации или изменить существующую систему.
· Мощные силовые структуры и законодательная база позволяют правоохранительным органам пресечь любые межэтнические и межрелигиозные конфликты на самой ранней стадии.
· Жёсткий контроль блокировал деятельность патриотических организаций, которые сегодня слабы и разрознены.
· Анализ геополитической, политической, экономической, социальной и экологической ситуации, с позиции, альтернативной официальной, представляется обществу как маргинальная деятельность и полностью игнорируются властью.
· Власть, используя имитационную демократию и технологии манипуляции сознанием, успешно держит большую часть общества в пассивном состоянии.
· Элиты поддерживают власть. Среди олигархов нет намерений войти в большую политику, чтобы спровоцировать социально-политические протесты. Руководство парламентских фракций приняло «правила игры» «партии власти» и действует строго согласовано с ней. Законодательные инициативы имеют право на существование, только если одобрены Администрацией Президента. Даже Закон о всенародном референдуме оброс такими административными препонами, что стал не возможен даже теоретически.

СМИ продолжают активно внедрять в сознание граждан мировоззрение и целеполагание начала 90-х годов, основанные на идеализации Запада: идеалы общества потребления и вседозволенность в достижении личных корыстных целей. Подобное мировоззрение разделяют верхние эшелоны власти, значительная часть элит и населения.
Таким образом, все элементы вертикальной сети власти согласованно поддерживают стабильность её существования.
Опасность для системы исходит из другого источника. Ситуация может измениться в результате продолжающегося разрушения экономики вороватым и некомпетентным экономическим блоком в правительстве.
Власть не понимает, что ей следует бояться не оппозиционных партий, а неспособности системы развиваться. Разрушительным является то, что нынешняя партийная система не представляет значительную часть общества: половина населения не видит смысла ходить на выборы. Не менее разрушительно, что в парламенте вообще нет представителей реальной экономики – производителей, наполняющих госбюджет. Дума наполнена паразитами, распиливающими бюджет.
Либералы оккупировали также систему образования, школу, громадное количество ВУЗов, которые готовят сегодня потребителей, а не творцов, что исключает развитие творческого потенциала народа, модернизацию экономики.

Опасность переориентрации внутренних российских сетей внешними сетями

Сетевая война всегда многоходовая. Российские провластные сети опасны тем, что в заданный западным оператором момент разнородные и казалось бы несовместимые субсети могут быть включены в решение единой задачи, о которой её участники даже не подозревают. Например, сегодня за патриотическими лозунгами некоторых группировок легко угадывается влияние западной сети. Так, радикальный русский национализм может быть использован как эффективное сетевое оружие развала России наряду с национализмом малых этносов. Пример - использование радикальных украинских националистов США для разрушения Украины. Однако представлять националистов как главную сетевую опасность в Российском обществе – это ложная цель.
Самые серьёзные сети влияния, направленные на десуверенизацию России, находятся в ближайшем окружении Путина, среди его команды, которая в значительной степени, влияет на выработку стратегии Президента. Этот процесс коснулся не только властвующей элиты, но даже спецслужб, изменив менталитет и целеполагание многих силовиков, которые стали стремиться жить по западным стандартам.

«… молодые выпускники академии ФСБ показали себя как спесивые, инфантильные дебилы…. У этих стопроцентно россиянских людей (они ведь в СССР даже не родились) вкусы – это помесь замашек «новых русских» 90-х и кавказских нуворишей. Предел мечтаний – шикарная жизнь с импортными дорогими вещами. Обыватели и мещане в погонах. Все западное – божественно».
Максим Калашников. 2016 г. «Элита» РФ выродилась в шутов гороховых[21].

Придя к власти Путин из чувства самосохранения был вынужден создать из останков государственности новую относительно независимую сетевую систему, способную противодействовать многочисленным субсетям олигархов, либералов-западников, этнических и религиозных меньшинств, деструктивных НПО, профессиональных агентов Запада и т.д., которые сложились в 80-е и 90-е годы. Однако в сетевой войне В. Путин действует скорее интуитивно, чем сознательно, а контр - сетевые операции носят характер компаний и осуществляются в режиме ручного управления.
Успехи России (или то, что приписывают ее успехам ангажированными СМИ) порождаются не грамотными действиями руководства страны, а системным проблемами стратегии Запада, объективными мировыми процессами распада глобального миропорядка, которые по факту работают на Москву.
Основная угроза сегодня заключается в том, что властвующая элита пытается участвовать в сетевой войне сразу на двух сторонах, как часть атакующей западной системы и как её жертва. Она смутно осознаёт, что Америка – наш противник, но надеется усидеть сразу на двух стульях – геополитических друзей и конкурентов США.
Существование внешнего игрока, имеющего мощный сетевой ресурс внутри России, отлаженные технологии сетевого влияния в условиях глобализации легко пронизывающие государственные границы, составляет фундаментальную угрозу для Путина, его команды, его курса и суверенитета России.
Коррумпированная, непрофессиональная и амбициозная властвующая элита сегодня беззащитна перед сетевыми технологиями США, не готова адекватно реагировать на огромное количество политических и экономических проблем, которые вынуждена решать. Манипуляции через глобальную сеть информацией, раздувание внутренних и внешних экономических, политических и социальных проблем РФ даёт Западу исключительные возможности для сетевого проникновения с целью дестабилизации и разрушения страны.
Под преэмтивным ударом сетей, манипулируемых США, находится любое отстаивание Россией своего суверенитета. Причём рамки «допустимого давления» на Россию широки: от экономических санкций и приближения военных баз НАТО к нашим границам, до финансирования оппозиционных субсетей и включения их в глобальную сеть, манипулируемую США.
Многие явления в экономической, социальной, политической, информационной жизни России объясняются систематическим и мощным внешним сетевым воздействием Запада. В нём принимают участие интегрирированные в западный мир представители крупного российского капитала и высшего чиновничества, окружающее власть проамериканское лобби экспертов, политологов, аналитиков, внешне аполитичной, но по сути прозападной интеллектуальной элиты.
Эта угроза заморожена до тех пор, пока соблюдаются негласные правила игры внутри властвующей элиты. Но это не исключает внешнюю сетевую угрозу: сеть административно запретить нельзя. Это очень серьёзный вызов, который не встречался ранее в нашей истории и который большой частью некомпетентных правящих элит не осознаётся. Мы отстали и лишь начинаем приобретать опыт противодействия эффективным современным сетевым стратегиям Запада.
С позиции сетевой войны геополитическое противостояние России и Запада не снимается при изменении идеологии, ценностной системы, политического или экономического уклада нашей страны. Приняв демократию, либерализм, капиталистический рынок, общество потребления, РФ не перестала быть врагом Запада. Геополитические цели сетевой войны не исчезнут, даже в том случае, если Россия станет «нейтральной» державой относительно США или потеряет суверенитет и полностью примет ценностные установки наших геополитических противников. Сетевые операции будут продолжаться в любом случае для сохранения контроля над текущей ситуацией и управлением будущим.
Единственная возможность России отстоять суверенитет - это разработка собственной сетевой стратегии. Сетевую войну можно выиграть только сетевыми средствами, приняв на вооружение эффективные, стремительно развивающиеся сетевые технологии. Понимания этой проблемы ни в правящем классе, ни в обществе нет.
Важнейшей задачей является создание независимой собственной сети, которая не является субсетью глобальной американской сети. Но это невозможно сделать, не очистив российские государственные структуры от многочисленных субсетей - сегментов глобальной американской сети[22].

Сети либеральной и патриотической оппозиции

Ситуация требует срочного изменения вектора развития страны, её социальной, технологической, экономической и идеологической политики. У нас нет своей стратегии развития страны, своей геополитической стратегии даже по ближнему зарубежью.
Для выживания страны требуется изменение принципов, целеполагания и стратегии действия властвующих элит. Но надежды на эволюцию властвующих элит нет. Она оказалась не способной к изменениям стратегии своей деятельности даже под действием инстинкта самосохранения.
Не могут заставить властвующие элиты изменить своё поведение и оппозиционные организации, которые также действуют в рамках традиционного мышления и зачастую только ради удовлетворения собственных амбиций и сиюминутных потребностей
В современных условиях традиционные формы организации общества не способны эффективно изменить иерархическую власть. Противостоять власти или влиять на неё могут только сетевые организации сопоставимой мощности. В России столь организованных сетей пока нет.
К числу наиболее быстро развивающихся можно отнести сети либеральной оппозиции и сети патриотической оппозиции. При внешней схожести задачи – сменить власть или изменить стратегию власти, эти сети преследуют совершенно противоположные задачи.
Сети либеральной оппозиции идеологически и финансово связаны с Западом. Их цель: изменить Россию в соответствии с представлением Запада о мироустройстве и его геополитическими интересами. Либеральная сеть принципиально деструктивна и вынуждена «воевать» и с государством, и с обществом, и с теми ценностями, на которых общество и государство базируются. По сути их цель – десуверенизация России.
Сети патриотической оппозиции, в меру своего понимания, пытаются ориентироваться на государственные интересы (но не на интересы властвующих элит), искать пути решения многочисленных проблем. Их система ценностей во многом не совпадает как с позицией коррумпированной части властвующей элиты, так и с интересами сетей либеральной оппозиции
Это побуждает властвующую элиту рассматривать и оппозиционные либеральные сети, и патриотические сети как врага и бороться с ними. Если либеральные сети давятся, в основном, ограничением финансовых потоков с Запада и за счёт информационного и силового ресурса власти, то противодействие патриотическим сетям идёт путём их раскола, уголовным преследованием и созданием «управляемой» оппозиции. Стратегия властвующей вертикальной сети направлена на противостояние с горизонтальными сетями, на замену их имитациями, полностью подконтрольные иерархическим структурам власти.
Постоянные сбои в работе жёсткой иерархической системы власти и растущие противоречия показывают, что общество не сможет выжить при его организации исключительно в рамках вертикальной сетевой структуры. Реальность требует активного развития элементов гражданского общества, действующих вне рамок не только вертикальных властно-государственных сетей, но и вне коммерческих структур. Одна из возможных стратегий усиления роли народа – развитие гражданского общества.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Как России победить в сетевой войне?

Развитие горизонтальных сетей гражданского общества

Гражданское общество представляет собой горизонтально структурированную совокупность независимых общественных организаций и ассоциаций, дистанцировавшихся от государственных и коммерческих структур. Эти организации функционируют в правовом поле, их цель - реализация общественных интересов. Государство, взаимодействуя с гражданским обществом, может претендовать лишь на тот объём полномочий, который санкционирован «общественным договором» между гражданами и государством[23].
В современных условиях гражданское общество - это разнообразные добровольно сформировавшиеся в горизонтальную сеть негосударственные структуры в экономической, социально-политической и духовной сферах. Институты гражданского общества сглаживают социальные противоречия, поскольку функционируют на основе не только подавления и конкуренции, но и солидарности, сотрудничества и кооперации различных социальных групп.
Горизонтальные сети гражданского общества являются важнейшим элементом в системе сдержек и противовесов современного общества. Они позволяют контролировать и ограничивать деятельность вертикальных сетей государственной власти, бизнеса и криминала, предотвращая их чрезмерное вмешательство в жизнь граждан. Они гармонизуют общественные отношения, но в некоторых случаях их мощь может быть использована для манипулирования обществом со стороны теневых организаторов, стоящих за якобы спонтанными горизонтальными сетями.
Такие возможности возникают в связи с злоупотреблением властью со стороны вертикальной сети, стремящейся тотально регламентировать жизнь общества.
Другая возможность - внешние манипуляторы, стремящиеся разрушить вертикальную иерархическую сеть, что ведёт к делегитимизации властных институтов (оранжевые революции).
Гражданское общество в принципе способно оказывать сильное влияние на политическую систему. Лидеры горизонтальных сетей гражданского общества имеют значительную долю политической власти, хотя их никто формально не избирал и не назначал[24]. Они являются политически значимы благодаря поддержке больших масс людей и в силу своей положительной репутации в обществе.
Помимо честности, чувства ответственности, организационных способностей и других социально важных качеств личности, определяющим фактором является компетенция представителей сети. Это значит, что влиятельные горизонтальные сети обязательно должны включать профессионалов (учёных, экспертов).
Горизонтальные социальные сети могут выступать в роли «фабрик мысли», т.е. как генераторы и распространители новых идейных ориентиров и ценностей. Особого внимания заслуживает эффективность сетевых структур при коллективных методах решении сложных политических, экономических задач в рамках технологии коллективного разума или мозгового штурма. Это сетевые организации типа «хирама»: HIRAMA (High-Intensity Research and Management Association – Высокоэффективная Исследовательская и Управляющая Ассоциация).
По сути, они являются независимыми, объединяющими экспертов организациями, которые выполняют экспертные, креативные (например, поиск альтернативных решений экономических и политических проблем), коммуникативные функции, вырабатывают положения, влияющие на стратегию развития общества.

Создание меритократии – опыт Сингапура

Сетевые структуры способны усилить влияние высококвалифицированных профессионалов в обществе, способствовать социальному и политическому воздействию их идей и, соответственно, привести к созданию меритократии – власти достойных.
Высокий социальный статус экспертам может присваивать правительственная комиссия, как это было сделано, например, в Сингапуре[25]. Развитие меритократической системы во многом способствовало тому, что Сингапур называют сегодня самым успешным сообществом в мире. Душевой ВВП в Сингапуре за последние 50 лет вырос в 40 раз (в США – в 3 раза).
Формула успеха Сингапура на трёх принципах, иногда называемых MPH.
· М- Meritocracy, меритократия (страна отбирает для управления лучших из граждан).
· Р - Pragmatism, прагматизм, (страна не стремится изобретать колесо). Го Кен Сви, архитектор сингапурского экономического чуда, охарактеризовал прагматизм как способность копировать лучшие решения встающих перед страной проблем.
· Н- Honesty, честность ( борьба с коррупцией). Ли Куан Ю, первый премьер-министр Республики Сингапур, один из создателей сингапурского «экономического чуда» начал реформы с того, что отправил за решётку трёх своих друзей, обвиняемых в коррупции.

Успех при принятии решений, основанных на рекомендациях экспертов, может быть достигнут только в том случае, если
· статус экспертов определяется не коррумпированной бюрократией,
· в процессе выполнения решений коррупция и амбиции исполнителей не искажают их цели.
В России бюрократия создала широкую сеть псевдонаучных исследовательских и экспертных центров, деятельность которых чрезвычайно коммерциализирована, политизирована и находится под влиянием манипулируемых Западом глобальных сетей. В результате следование рекомендациям этих экспертов ведёт страну к трагическим результатам,
Формированием «честных и квалифицированных кадров» для властвующих элит занимается бывший премьер С. Кириенко, Именно он готовит предложения по реформированию корпуса губернаторов[26]. При этом в Кремле никого не смущает, что Кириенко является ответственным за создание финансовой пирамиды, приведшей к дефолту страны в 1998 г. и к потерям российской экономикой почти $100 млрд. ($33 млрд. - корпоративный сектор, $19 млрд. – граждане и $45 млрд. - коммерческие банки)[27].
Этот же крупный «специалист по электронным лотереям» занимается от имени Администрации Президента организацией взаимодействия вертикальной сети власти с интернет-изданиями и горизонтальными социальными сетями[28].

Сетевая меритократия

В сетевом обществе статус эксперта, в отличие от традиционного понимания персональной меритократии, могут иметь сетевые структуры. В этом случае доверие и поддержка сетей позволяют экспертам высказываться как от имени сетевых структур, так и в целом от имени народа.
В России гражданское общество может развиваться на принципиально иных принципах, чем в странах Запада – не путем опоры на группы политического давления и судебные инстанции, а через создание горизонтальных сетевых децентрализованных структур, основанных на идейном фундаменте, духе единения, сетевой идентичности[29]. Отсутствие централизованных иерархий в сетевых структурах ведёт к реальной возможности каждого влиять на принимаемые решения.
Горизонтальные сетевые структуры, могут составить основу гражданского общества, которое постоянно взаимодействует (сотрудничает) с иерархическими властными структурами, помогая им в решении многообразных социальных и политических задач. В то же время горизонтальная сеть способна к эффективному противоборству с властными структурами, если последние принимают социально неадекватные, антидемократические решения.
Современное российское общество остается пассивным объектом манипуляций со стороны власти. Институты гражданского общества созданы и находятся под контролем даже не государства, а той части властвующих элит, которая ориентирована на Запад, выражают их интересы, а не интересы государства и общества в целом.
Для того, чтобы выжить, гражданам России необходимо понять, что мы являемся частью глобальной сетевой системы и от взаимодействия с её субсетями, как дружественными, так и враждебными, мы не можем уйти в принципе. Построить «железный занавес» без отказа от развития невозможно. Это не значит, что мы должны отказаться от нашей истории, культуры, традиций. Национальные иерархии в ближайшем историческом будущем останутся. Попытки США установить однополярный мир и организовать единый мировой порядок, как это показывают процессы в Европе и на Ближнем Востоке, провалились.

«Согласно последним подсчетам, мы потратили <за 2001 – 2016 г.> на Ближнем Востоке … $6 трлн. А Ближний Восток сегодня находится в гораздо худшем состоянии, чем когда бы то ни было»
Дональд Трамп. Выступление на митинге в Северной Каролине. 26.10.2016[30].

Человечество должно осознать, что оно вступает в новую эпоху и старая модель социально- экономического развития потеряла свою эффективность[31]. Эта модель ставит людей выше национальных различий, рассматривая всех, кто живет сейчас и будет жить в будущем, как граждан планеты Земля, принадлежащих к одной земной цивилизации.

Базовые принципы новой модели существования человечества

Наибольшее противодействие встречает требование об изменении базовых принципов функционирования экономики, поскольку это затрагивает корыстные интересы части властвующей элиты, живущей за счёт эксплуатации себе подобных и Природы. По существу это требование к элите изменить стиль жизни, ограничить личное избыточное потребление, разработать стратегию коэволюции человека и Природы, уменьшить социальное расслоение общества.
Властвующая элита успешно противостоит требованию общества о социальной справедливости и справляется с задачей сохранения существующей стратегии экономики за счёт хорошо разработанных технологий изменения сознания. Но она не может противостоять Природе, которая, в отличие от людей, не подчиняется «идеологической обработке» и простит пороков человека. Законы Природы нельзя изменить в подконтрольном Парламенте, они не поддаются лоббированию, Природу нельзя обмануть. Конфронтация с Природой неминуемо заставит правителей отказаться от экономики потребления, от избыточного потребления, от «псевдопотребностей». Следовательно, от рынка, как основного регулятора экономики.
Для предотвращения надвигающейся трагедии необходимо ликвидировать определяющее влияния на государственную и международную политику финансовых структур, крупного бизнеса и бюрократии.
Требуется, наконец, допустить общество к управлению страной.

«... Власти каждый день доказывают свою всё возрастающую неэффективность. ... Раз все мы можем управлять страной , мы должны и будем ею управлять. Вместе мы справимся с этим гораздо лучше, чем кучка ограниченных и коррумпированных людей, случайно оказавшихся у власти. Пиратская партия требует вернуть всю полноту власти народу через систему прямой электронной демократии».
Манифест Пиратской партии РФ[32]

«Сейчас буквально повсюду люди все более и более остро чувствуют настоятельную необходимость существенно улучшить организацию мирового сообщества и усовершенствовать управление делами человечества. Настало время выявить и освободить дремлющую в каждом человеке способность видеть, понимать и созидать, направить моральную энергию людей на то, чтобы они сами создавали достойное их общее будущее».
Аурелио Печчеи, президент Римского клуба[33]

Процесс ограничения власти действующих элит идёт, но идёт слишком формально, слишком медленно, его не может активизировать даже давление негативных тенденций и надвигающихся рисков катастрофического изменения ситуации.
Важнее другое – активно идёт процесс формирования сетевого общества единомышленников, которое пытаться добиться от власти и крупного бизнеса изменения принципов политической и экономической деятельности.

«Разницы между тем, что мы делаем, и тем, что мы способны сделать, достаточно, чтобы решить большинство проблем человечества»
Махатма Ганди[34].

Перед человечеством стоит сложнейшая задача - изменение духовной жизнь общества, принципиальное изменение всех форм общественного сознания как целостной системы: мировоззрения, менталитета, науки (в т.ч. философии), искусства (художественное сознание), морали, права (правовое сознание), идеологии (политическое сознание), религии.
Человек должен изменить отношение к окружающей действительности, систему взглядов и оценок, образных представлений о мире и о своём месте в нём. Изменить основные жизненные позиции, убеждения, идеалы, принципы познания и деятельности, ценностные ориентации.

Человек стоит перед дилеммой: либо он должен измениться - как отдельная личность и как частица человеческого сообщества, - либо ему суждено исчезнуть с лица Земли.
А. Печчеи, Президент Римского клуба[35]

Существует две стратегии достижения необходимых изменений сознания человечества.
· Его принудительная деформация иерархической вертикальной сетью государства за счёт силовых и репрессивных акций в отношении определённой части общества. Подобные акции иерархическая вертикальная сеть государства может осуществить, например, через законодательство, экономические и социальные стимулы и т.д. Положительную роль в этой стратегии может играть только способная развиваться управляющая элита, действующая в тесном сотрудничестве с экспертным сообществом.
· Деформация сознания может происходить за счёт сетевых информационных технологий, через изменение содержания информации. Колоссальные возможности для такого варианта стратегии представляет интеграция в достижении единой цели возможностей разумной части вертикальной иерархической сети и горизонтальных сетей открытого общества.
Принципиально важно, что времени на изменение ситуации у человечества осталось очень мало. По оптимистическим сценариям - одно поколение, по пессимистическим - мы уже прошли точку невозврата.







[1] Билл Клинтон. 42-й Президент США. Выступление на совещании Объединенного комитета начальников штабов 25 октября 1995 г.
http://hrist-commun.narod.ru/bill_clinton.htm
[2] Единый интегрированный оперативный план Пентагона. 1991. (The Single Integrated Operational Plan — SIOP), цит. по http://www.kommersant.ru/doc/237
[3] Arthur K. Cebrowski, Vice Admiral. Теоретик войн нового типа. Director, Office of Force Transformation, IEEE Spectrum, July 2002.
[4] Грант Аракелян. Доктор философских наук. Цветные революции в контексте истории и зеркале современной политики. 01.02.2014
http://www.trinitas.ru/rus/doc/0012/001d/00122567.htm
[5] Бовдунов А.Л. НПО: Сетевая война против России // Сетевые войны: Угроза нового поколения. Евразийское движение. М., 2009.
[6] Стратегия национальной безопасности США. 15 февраля 2015 г. http://politinform.su/pervaya-polosa/18 ... tekst.html
[7] Стратегии национальной безопасности России. 31 декабря 2015 г. http://www.kremlin.ru/acts/bank/40391
[8] В. Путин. Послание Президента Федеральному Собранию РФ. 1.12.2016. http://www.kremlin.ru/events/president/news/53379
[9] В. Путин. Послание Президента Федеральному Собранию РФ 3.12.2016. http://www.kremlin.ru/events/president/news/50864
[10] Вардан Эрнестович Багдасарян. Д.и.н., проф., Центра научной политической мысли и идеологии. Какая стратегия нужна России для победы в войнах нового типа. 07.07.2016.
http://devec.ru/politika/analitika/1993 ... -tipa.html
[11] Михаил Хазин. Почему президент не может начать «экономическую революцию». http://izborsk-club.ru/content/articles/9199/
[12] Джин Шарп. «От диктатуры к демократии». http://fanread.ru/book/5201237/?page=1
[13] Сергей Кривошеев. Сетевая война. Религиозный фактор. 25 сентября 2011. http://maxpark.com/user/1057694402/content/811049
[14] Сергей Кривошеев. Сетевая война. Религиозный фактор. 25 сентября 2011. http://maxpark.com/user/1057694402/content/811049
[15] Александр Дворкин, заместитель председателя совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при минюсте РФ. Андрей Самохин. «Пятидесятая колонна». http://www.pravoslavie.ru/81868.html
[16] Послание Президента Федеральному Собранию. 1 декабря 2016 г. http://www.kremlin.ru/events/president/news/53379
[17] Я. Лантратова. Член Президиума Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека. Выступление на Заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека. 8 декабря 2016 г. http://www.kremlin.ru/events/president/news/53440
[18] Arquilla J. Ronfeldt D.F. Networks and netwars: the future of terror, crime, and militancy. Santa Monica: Rand Corporation, 2001.
[19] А. Дугин, В. Коровин и А. Бовдунов. Сетевые войны. Аналитический доклад Изборскому клубу. 08.02.2014. http://izborsk-club.ru/content/articles/2318/
[20] Юферев Ф. Война в Южной Осетии: информационная составляющая конфликта. 2012.
https://topwar.ru/17455-voyna-v-yuzhnoy ... likta.html
[21] М. Калашников. «Элита» РФ выродилась в шутов гороховых
. 05.07.2016 г. http://www.za-nauku.ru/index.php?option ... &Itemid=35
[22] А. Дугин, В. Коровин и А. Бовдунов. Сетевые войны. Аналитический доклад Изборскому клубу. 08.02.2014. http://izborsk-club.ru/content/articles/2318/
[23] Джон Локк. Второй трактат о правлении. 1689. http://johnlocke.wallst.ru/second-treat ... overnment/
Ж.-Ж. Руссо. Цит. по Роланд-Гольст ван дер Схалк Г. Жан-Жак Руссо. Его жизнь и сочинения, 1923. http://istmat.info/files/uploads/30129/ ... t_1923.pdf
[24] Zaleski P. S. Global non-governmental administrative system: Geosociology of the third sector // Civil Society in the Making / D. Gawin, P. Glinski (Eds.). Warsaw: IFiS Publishers, 2006.
[25] Kishore Mahbubani. Dean of the Lee Kuan Yew School of Public Policy. Why Singapore Is the World’s Most Successful Society. 08/04/2015. http://www.huffingtonpost.com/kishore-m ... 34988.html
[26] АП представит Путину список губернаторов на увольнение. 02.12.2016. http://www.forbes.ru/news/334277-ap-pre ... -uvolnenie
[27] Герои дефолта: 17 лет спустя. Форбс. http://www.forbes.ru/sobytiya-photogall ... nt=4247204
[28] Кириенко и Громов поделили сферы кураторства СМИ. http://www.rbc.ru/politics/22/11/2016/5 ... 1ca4220674
[29] А.В. Олескин, В.С. Курдюмов. «Сетевое общество: его необходимость и возможные стратегии построения. О сетевой (ретикулярной) формации, меритократии и антиконфликтном потенциале сетей» 02.01.2016 . http://spkurdyumov.ru/networks/setevoe- ... strategii/
[30] Дональд Трамп. Выступление на митинге в Северной Каролине26.10.2016.
http://www.politifact.com/truth-o-meter ... east-wars/
[31] Пан Ги Мун, Генеральный секретарь ООН. Выступление на открытии Саммита «Рио +20».
http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/ ... penElement
[32] Манифест Пиратской партии РФ 3.0 http://pirate-party.ru/page.php?id=401
[33] Аурелио Печчеи, президент Римского клуба. «Человеческие качества» http://lib.rus.ec/b/389719
[34] Цит. по ООН. «Доклад о человеческом развитии. 2014». http://hdr.undp.org/sites/default/files ... 1-15_0.pdf
[35] Аурелио Печчеи. «Человеческие качества». http://lib.rus.ec/b/389719
Последнее обновление ( 18.02.2017 г. )
Велимир
 
Сообщения: 1905
Зарегистрирован: 12 окт 2011, 22:24

Вернуться в Поэзия и литературное обозрение

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3